0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Где снимали фильм не валяй дурака

Где снимали фильм не валяй дурака

Не валяй дурака, Америка! — Исполнитель Любэ Альбом Кто сказал, что мы плохо жили. Дата выпуска 1992 Дата записи 1990 1992 … Википедия

Не валяй дурака. — Жанр комедия … Википедия

Не валяй дурака — Жанр комедия Режиссёр Валерий Чиков Продюсер Алексей Шачнев Автор сценария … Википедия

Не послать ли нам гонца? (фильм) — Не послать ли нам гонца? Не послать ли нам. Гонца? Жанр Трагикомедия … Википедия

Любэ — Жанр Рок авторская песня фолк рок военная песня шансон Годы с 1989 по настоящее время … Википедия

Евдокимов, Михаил Сергеевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Евдокимов. Михаил Сергеевич Евдокимов … Википедия

ГОРЛОВ Владимир Михайлович — ГОРЛОВ Владимир Михайлович, российский звукорежиссер. 1992 Рай под тенью сабель (первый фильм сериала «Шамиль») (см. РАЙ ПОД ТЕНЬЮ САБЕЛЬ) 1993 Бездна, круг седьмой (см. БЕЗДНА, КРУГ СЕДЬМОЙ) 1993 Предсказание (см. ПРЕДСКАЗАНИЕ) 1994 Черные… … Энциклопедия кино

ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна — (р. 21 сентября 1947, Бугуруслан, Оренбургская область), российская актриса театра и кино, народная артистка России (1993), лауреат Государственной премии СССР (1979). Окончила ГИТИС (1970). С 1970 актриса Московского ТЮЗа, в 1973 1983… … Энциклопедия кино

Расторгуев, Николай Вячеславович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Расторгуев. Николай Расторгуев … Википедия

Дискография группы «Любэ» — Дискография российской музыкальной группы «Любэ» состоит из девяти студийных альбомов, трёх «живых» альбомов, пяти сборников, одного сборника «коробка», двух фильмов и семнадцати музыкальных клипов. Содержание 1 Студийные альбомы 2 Концертные… … Википедия

В этом списке представлены все актеры и роли фильма Не валяй дурака. В перечне актеров и актрис, снявшихся в кинофильме Не валяй дурака. 1997 года, также имеется информация о героях и ролях, которых они сыграли. Основные роли в фильме сыграли актеры Валерий Золотухин, сыгравший роль «Иван», Григорий Сиятвинда, сыгравший роль «Василий», Михаил Евдокимов, сыгравший роль «Филимон». Главные женские роли в фильме сыграли актрисы Ольга Остроумова, исполнившая роль «Полина», Татьяна Кравченко, исполнившая роль «Клава», Татьяна Перфильева. Создатели и авторы фильма: сценарист – Валерий Чиков.

Списки других фильмов и проектов всех актеров, актрис и авторов фильма Не валяй дурака. (1997) можно найти по соответствующим ссылкам (фото персоны).

Популярные публикации

Последние комментарии

Вот часто можно слышать, что в 90-е у нас хороших фильмов не снимала – одна чернуха. А с моей точки зрения, хорошие фильмы были. Да, их было не много. Но тем они ценнее. И к этим фильмам я отнесу три комедии, где в главной роли снялся Михаил Сергеевич Евдокимов. У этих фильмов, несмотря на их недостатки, есть очень важная особенность.

Доброта! Доброта простого русского мужика, каким и был Михаил Евдокимов

Очень тепло о Михаиле Сергеевиче рассказывал Лев Константинович Дуров. Вот некоторые из его воспоминаний

«Миша был моим другом.Я просто могу единственное рассказать, какой он человек. Мы как-то однажды снимались в деревне, и он увидел, как ребята играют каким-то тряпочным рваным мячом. И на следующий день в совершенно незнакомой деревне он приехал с роскошным профессиональным футбольным мячом, просто сказал – ребята, вы лучше этим играйте. И все. Он был человеком поступков.

Ещё помню , как мы с ним случайно встретились в самолете. Мы летели на гастроли в Новосибирск, и вдруг мне моя дочка Катя говорит: слушай, по-моему, новый губернатор ходит за занавесочкой. Я говорю: посмотри. И она, и слышу там – ой, Катюша, ой, дед, выскочили, мы с ним обнимаемся, самолет стал нам аплодировать по поводу нашей встречи. И он говорит: у меня вечером встреча с немцами, я на спектакле не буду, но приеду минут за 5 с тобой повидаться. Я говорю: Миша, не нужно, не дергайся. Он говорит: нет-нет, приеду. На самом деле, приехал за 5 минут до начала спектакля. Мы с ним попрощались, я даже не понял, зачем, а потом он говорит: я там тебе подарок в гримуборной оставил. Я вхожу в гримуборную, и стоит этот огромный колхозный бидон, мы его поднять не могли, 40 кг меда алтайского он подарил нам. Это вот всё Миша Евдокимов»

Ну и об итогах вчерашнего конкурса. Как я и предполагал, многие правильно угадали Михаила Евдокимова, которому вчера исполнилось бы 58 лет.

Но оказалось что вопрос не так уж и прост – было много других предположений. Многие решили что это фото Михаила Кононова. Были версии что это Борис Ельцин, Анатолий Чубайс, Александр Лебедь, Геннадий Зюганов, Юрий Гагарин, Владимир Высоцкий, Сергей Гармаш, Алексей Серебряков и много других вариантов. Особенно меня позабавили версии, что это моё фото. Лестно, конечно, но в конце прошлого века я не был популярной личностью (как и сейчас, впрочем). Но правильных ответов было гораздо больше

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Как перевести «где снимали фильм не валяй дурака — where was the movie don’t be a fool shot»

Дуракова

По данным государственного водного реестра России относится к Двинско-Печорскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Печора от водомерного поста Усть-Цильма и до устья, речной подбассейн реки — бассейны притоков Печоры ниже впадения Усы. Речной бассейн реки — Печора. Код объекта в государственном водном реестре — 03050300212103000083773.

Фантомас снимает маску

«Фантомас снимает маску» — российская комедия, снятая группой «Н.О.М.» в 2007 году, сюжетно продолжающая серию французских фильмов о Фантомасе — «Фантомас», «Фантомас разбушевался» и «Фантомас против Скотланд-Ярда».

Я знаю, что вы снимали этим летом

Двое молодых людей создают своего рода реалити-шоу, в котором участвуют девушки без комплексов. Они расставляют по дому, где проходит шоу, веб камеры и транслируют все действия через интернет. Для этого был проведён кастинг и нанят администратор, реализующий трансляцию. Однако среди девушек имеется скромная и закомплексованная девушка, ставшая главной героиней. В то же время в доме появляется некий человек, который начинает последовательно убивать участниц.

Фильмар

Фильмар — коммуна в Германии, в земле Гессен. Подчиняется административному округу Гиссен. Входит в состав района Лимбург-Вайльбург. Население составляет 6974 человека. Занимает площадь 43.1 км². Официальный код — 06 5 33 015.

Фильсхайм

Фильсхайм — община в Германии, в Республике Бавария. Община расположена в правительственном округе Нижняя Бавария в районе Ландсхут. Население составляет 2386 человек на 31 декабря 2010 года. Занимает площадь 21.70 км². Официальный код — 09 2 74 185. Община подразделяется на 3 сельских округа.

Валяевка

Валяевка — деревня в Шацком районе Рязанской области. Валяевка — деревня в Мокшанском районе Пензенской области. Валяевка — деревня в Знаменском районе Орловской области.

Black Reel Award for Best Director: Television Movie/Cable

Here are the nominees and winners of the Black Reel Award for Best Director: Television Movie/Cable. The category was reinstated in 2013 after a five-year hiatus.

Dongusia

Dongusia is an extinct genus of rauisuchid reptile from the Middle Triassic of Russia. The type species D. colorata was named by German paleontologist Friedrich von Huene in 1940 on the basis of a single vertebra. This bone was found in the Sol-Iletsky District of Orenburg Oblast. Huene thought Dongusia was a primitive archosauriform. In the 1960s, D. colorata was included in the early archosauriform genus Erythrosuchus. In 1970, similarities were noted between the Dongusia vertebra and those of the rauisuchid «Mandasuchus» from Tanzania. The vertebra is now thought to belong to a rauisuchid, but the genus Dongusia is considered a nomen dubium because there are no diagnostic features in the single bone that distinguish it from other rauisuchids.

Washfield

Washfield is a village, parish and former manor in Devon, England, situated about 2 miles north-west of Tiverton. The parish church is dedicated to St Mary the Virgin. It was within the jurisdiction of the historic West Budleigh Hundred.

Vespamantoida wherleyi

Vespamantoida wherleyi is a species of praying mantis that mimics a wasp. It was discovered in 2013 at a research station near the Amazon River in Northern Peru. The discovery resulted in erecting a new genus, Vespamantoida. This mantis has a red/orange colored body and black pattern. Besides the coloration, it has the body shape of and displayed walking and antenna movements similar to a wasp. This mantis is in close relation to the Mantoida toulgoeti Roy species. Both species have distinct foreleg synapomorphy.

Foodgasm

Foodgasm is a neologism that indicates a pleasurable and euphoric feeling of satisfaction that occurs during the consumption of particularly amazing and delicious foods: this pleasure is sometimes accompanied by vocal noises and a variety of facial expressions. In a linguistic aspect, Jurado, & Barrena, A. discusses as follows:» the sequence -gasm’ does not reproduce the original meaning of orgasm in different groups of words in the corpus, but a slight variation. This element is used with the meaning of a feeling of excitement or enthusiasm’, produced by the first element of the blend such as eargasm, infogasm or oreogasm”.

Theseis

Theseis was a third-person action-adventure video game developed by Greek indie development team Track7 Games. Development began in 2004, and the game was planned for release on the Xbox 360 and PC in early 2008. The game would be set in modern-day Athens and star a duo of paranormal investigators caught between mundane and supernatural worlds. The game would have featured a cast of characters from Greek mythology, while the plot would have players follow clues in search of a long-lost ancient artifact that could spell disaster for the entire human race. Despite garnering a lot of interest by both local and international media, Theseis languished in development hell for almost half a decade, before being unceremoniously cancelled in August 2009 due to a shortage in funds.

Не валяй дурака (фильм)

Не валяй дурака (фильм)

Не валяй дурака (англ. Don’t Play the Fool ) — комедийный художественный фильм режиссёра Валерия Чикова.

Сюжет

Американцы решили убедиться, что в районе архангельской деревни действительно нашли месторождение алмазов, и послали туда подводную лодку под командованием чернокожего ветерана, сопровождавшего конвои союзников во время 2-й мировой войны. В качестве отвлекающего маневра к берегу была подброшена бочка со спиртом (200 литров), выловленная местным кузнецом Филимоном (Евдокимов). По этому случаю устроили народное гулянье, к которому против своей воли постепенно были подключены и все американские подводники. Чернокожий ветеран нашел своего внука, родившегося в семье Филимона.

В ролях

  • Михаил Евдокимов — Филимон
  • Григорий Сиятвинда
  • Сергей Агапитов
  • Ольга Остроумова
  • Лев Дуров
  • Валерий Золотухин
  • Татьяна Кравченко
  • Юрий Олейников
  • Владимир Кашпур
  • Александр Пятков — Кутузов
  • Андрей Николаев
  • Александр Вигдоров
  • Валерий Чиков
  • Скотт Кининхейм
  • Остин Ти Смот
  • Кевин Макгир
  • Семен Альтов

Съёмочная группа

  • Режиссер: Валерий Чиков
  • Автор сценария: Валерий Чиков
  • Оператор: Тимур Зельма
  • Художник-постановщик: Карим Халиуллин.
  • Композитор: Константин Шевелёв
  • Звукорежиссер: Владимир Горлов
  • Монтаж: Галина Дьяконова

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Машинописный обратный апостроф
  • Кингз-Каньон (национальный парк)

Смотреть что такое «Не валяй дурака (фильм)» в других словарях:

Не валяй дурака, Америка! — Исполнитель Любэ Альбом Кто сказал, что мы плохо жили. Дата выпуска 1992 Дата записи 1990 1992 … Википедия

Не валяй дурака. — Жанр комедия … Википедия

Не валяй дурака — Жанр комедия Режиссёр Валерий Чиков Продюсер Алексей Шачнев Автор сценария … Википедия

Не послать ли нам гонца? (фильм) — Не послать ли нам гонца? Не послать ли нам. Гонца? Жанр Трагикомедия … Википедия

Любэ — Жанр Рок авторская песня фолк рок военная песня шансон Годы с 1989 по настоящее время … Википедия

Евдокимов, Михаил Сергеевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Евдокимов. Михаил Сергеевич Евдокимов … Википедия

ГОРЛОВ Владимир Михайлович — ГОРЛОВ Владимир Михайлович, российский звукорежиссер. 1992 Рай под тенью сабель (первый фильм сериала «Шамиль») (см. РАЙ ПОД ТЕНЬЮ САБЕЛЬ) 1993 Бездна, круг седьмой (см. БЕЗДНА, КРУГ СЕДЬМОЙ) 1993 Предсказание (см. ПРЕДСКАЗАНИЕ) 1994 Черные… … Энциклопедия кино

ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна — (р. 21 сентября 1947, Бугуруслан, Оренбургская область), российская актриса театра и кино, народная артистка России (1993), лауреат Государственной премии СССР (1979). Окончила ГИТИС (1970). С 1970 актриса Московского ТЮЗа, в 1973 1983… … Энциклопедия кино

Расторгуев, Николай Вячеславович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Расторгуев. Николай Расторгуев … Википедия

Дискография группы «Любэ» — Дискография российской музыкальной группы «Любэ» состоит из девяти студийных альбомов, трёх «живых» альбомов, пяти сборников, одного сборника «коробка», двух фильмов и семнадцати музыкальных клипов. Содержание 1 Студийные альбомы 2 Концертные… … Википедия

«Собельман, основатель Салтыковки» (1991–1993): первый советский мокьюментари

Параллельное кино и видео 90-х из архива Петра Поспелова. Часть 8 (и последняя)

Мы завершаем цикл публикаций об уникальных видео- и киноматериалах, снятых Петром Поспеловым в начале 1990-х . Видео прилагается! Об обстоятельствах и истории создания каждого фильма рассказывает сам автор. Сегодня — интернет-премьера эпического кинофильма о салтыковском народе и его прародителе.

Этот фильм можно считать итоговым для меня и для Салтыковской киношколы. Он сделан на излете золотых лет параллельного кино и даже с опозданием. На него я потратил два года — столько же, сколько на «Репортаж из страны любви». Эти два фильма разительно непохожи, но оба — о стране. В том фильме мои герои были частью страны СССР, и я появлялся в паре кадров рядом, полностью отождествляя себя с ними. В этом фильме страна другая — Салтыковка. Это не часть СССР, не часть России и даже не часть Московской области, хотя через нее поезда идут транзитом по знаменитому маршруту на Петушки. Это отдельная страна со своей мифологией и со своим основателем Собельманом.

Такой человек действительно существовал, его звали Илья Сергеевич, он работал в Госторге, построил дом в Салтыковке, а потом продал его и уехал. Я кропотливо, как документалист, собрал все сведения о Собельмане. Все, что рассказывается в фильме, — не вранье. В кадре демонстрируется даже подлинный договор купли-продажи нижнего этажа, подписанный Собельманом и Возлинским. Мне осталось только вписать фигуру героя в мифологические пространство и время, результатом чего и стал фильм.

История Собельмана излагается на фоне кадров кинохроники (голос историка — опять Борис Юхананов). В прочих кадрах, каковых большинство, мы созерцаем салтыковскую жизнь, какой она была летом 1991 года , когда снимался материал.

Сюжет фильма охватывает сутки (как и в видеофильме «Серьезность, гигиеничность»). Утром салтыковский народ неспешно просыпается, чтобы безмятежно прожить салтыковский день. По ходу дня салтыковцы пишут письма подруге Маришке, уехавшей в Америку, — возникает тема эмиграции, но и всемирности салтыковского народа. Как написал Лев Рубинштейн, «там дальше про ученика». В журнале «Искусство кино» типаж ученика позже был определен так: «шлимазловатого вида мальчик». Ученик приезжает в Салтыковку, а после урока с Машей Возлинской остается на ночь и слушает пластинку Джона Кейджа. Ночью разражается буря с налетом саранчи на музыку из Альпийской симфонии Рихарда Штрауса. В ночных порывах бури ученику является Собельман, который передает ему свисток — символ салтыковской преемственности. Следующим утром местные пионеры всем отрядом возвещают, что Собельман вернется. Ученик внемлет их словам и оставляет свисток в Салтыковке.

В титрах есть ссылка на рассказ Чехова «Студент», где рассказано, как молодой человек вдруг почувствовал цепь времен: коснулся одного конца цепи — дрогнул другой. Впрочем, в нашем фильме цепь тянется не в христианские времена, а в ветхозаветные и языческие.

Очень важен технологический аспект. Фильм снят в профессиональном формате на 35 мм, на камеру «Конвас». Это не какие-то там любительские 16 мм или, хуже того, видео VHS, в формате которых представлены все предыдущие работы моей серии. Шаг в индустрию был сделан, творчество обросло платежками и беготней по лестницам. Смонтирован и озвучен фильм был на Центральной студии документальных фильмов. Помню тамошнюю мышь, съевшую мой бутерброд. Хроника подобрана в Красногорском архиве кинофотодокументов, где я искал кадры по ключевым словам вроде «дача», «зверосовхоз» и «саранча». Помню, что в те годы все режиссеры искали там исключительно взрыв ХХС. Скромный бюджет обеспечило общество «Киновидеоцентр». Впрочем, денег не хватило, из-за чего производство растянулось на лишний год.

Вместе с тем многие эпизоды фильма намеренно смонтированы так, как если бы они снимались на бытовое видео, причем без особой мысли. В кадре возникают случайные предметы, как будто ты случайно нажал на кнопку. Звуковой фон не подкладывается под смонтированный эпизод, а скачет от кадра к кадру. В фонограмму проникают обрывки разговоров. Все это досконально продумано, нарезано, склеено и сведено. То, что обычно вырезают, здесь специально выстроено. Профессиональная технология имитирует любительскую — тщательно, до мелочей. А постановочный материал ничем не отличается от документального. Например, я мог сказать Вадиму Дееву (который был и вторым оператором фильма): «Поезди там на велике на заднем плане» — и Вадим ездил в точности как надо и в нужном ритме.

С другой стороны, в фильме есть музыкальная драматургия. В ряде эпизодов звучат фрагменты из фортепианной Сонаты Сергея Загния в исполнении Антона Батагова. Перед бурей я придумал подложить под тоническое трезвучие фа мажора тянущийся бас на си бекаре. Это не единственный пример музыкального сотворчества: я написал вальс «Розовые пеньки любви» (ныне он исполняется в концертах как песня из кинофильма) и марш «Собельман», аранжировки которых сделал Игорь Зубков. С примеров подобного сотрудничества начался стаж творческо-производственного объединения «Композитор», чья деятельность сегодня продолжается в издательстве «Композитор», шеф-редактором которого я являюсь. Потактовый хронометраж марша первоначально диктовался ритмом диалога Собельмана с учеником, куда он подложен с точностью до кадрика. В свою очередь, документальная хроника впоследствии ритмично смонтирована на эту же музыку.

Жанр фильма, говоря сегодняшним языком, — мокьюментари: циничная смесь фактов и домыслов. Возможно, «Собельман, основатель Салтыковки» — первый отечественный фильм в этом жанре: фильмы Сергея Дебижева и Олега Ковалова появились одновременно или чуть позже.

Страна Салтыковка и ее основатель — тема, возникшая в процессе поиска идентичности. В 1991 году, когда снимался фильм, стране СССР оставалось жить год. Быть зернышком этой страны совершенно не хотелось. В августе случился путч, который сильно поломал программу салтыковского телевидения: вместо задорных перестроечных ведущих на экране появились кислые штрейкбрехеры и заиграло «Лебединое озеро» (кстати, сегодня — моя настольная партитура). Три дня мы не снимали в Салтыковке наше кино, не зная, что делать. Но потом все вернулось. Мы с Леной поехали в Москву, где прошли вместе с людьми через центр города, радуясь вновь обретенной свободе и единству с согражданами.

Я думал тогда: «Ну и зачем ты дурака валяешь? Выдумал какого-то салтыковского Моисея. Вот она, твоя идентичность, на Калининском проспекте. Здесь все твои и все заодно». На следующий день я поехал на митинг и присутствовал при сносе памятника Дзержинскому. Туда и дорога была этому символу, но атмосфера уже была совершенно иной — чувствовался дух азартного разрушения. Меня это покоробило. Эйфория сменилась разочарованием.

Я вернулся в Салтыковку, где ничего не изменилось. Нужно было только закончить фильм о Собельмане и поставить ему памятник на месте бывшего колодца. Последнее до сих пор не сделано, хотя я по сей день живу в Салтыковке, полон планов, пишу здесь этот текст и передаю благодарный привет читателям COLTA.RU в знак окончания моего архивного цикла.

Где снимали фильм не валяй дурака

Год 1991-й. В стране политический кризис, пустые прилавки и многочасовые очереди. В разговорах людей звучали новые слова: ваучеры, приватизация, кооператив. А репертуар артистов пополнился новыми песнями. Одни предпочитали исполнять нечто слезливое – под стать общему настроению, другие – дискотечное, отвлекающее от перестроечных мыслей.

Продюсер Игорь Матвиенко понимал, что мода на такую музыку быстро пройдёт, а потому со своей группой «Любэ» приступил к записи совсем других песен: серьёзных и патриотичных, со смыслом и чувством юмора.

Николай Расторгуев, певец:

– В данном случае играли на контрасте. Контраст был ошеломляющим. На фоне «Ласкового мая» и «Модерн Токинга» это было очень заметно.

После выхода дебютной пластинки группа сразу стала популярной. Начались концерты, гастроли и съёмки в музыкальных передачах. Программа «Утренняя почта» попросила у «Любэ» песню, ещё не звучавшую в радиоэфире, и музыканты прямо в гостинице записали новый трек про Америку, которой рекомендуют не валять дурака.

Николай Расторгуев, певец:

– Она ещё не была записана в студии. И демо мы записали в туалете. Там кафель, так что звук нормальный. Мы записывали на ленту. Тогда не было компьютерных программ, где можно звук подтянуть, – только лента!

К демозаписи редакторы «Утренней почты» попросили приложить небольшой видеоролик. Несколько планов артисты сняли на камеру, а остальное ради смеха решили дорисовать.

Николай Расторгуев, певец:

– Тогда ещё не было компьютерных технологий. Они разрисовывали всё вручную!

Нарисовали и забыли. А через полгода получили приглашение на фестиваль в Каннах – забрать награду за лучший клип.

Николай Расторгуев, певец:

– Мы не понимали, что происходит, но взяли приз. За юмор.

Слова про Екатерину, которая была не права, породили немало нападок на автора текста Александра Шаганова. Поэта обвиняли в неграмотности, ведь Аляску продала вовсе не Екатерина, а Александр II.

Николай Расторгуев, певец:

– Поскольку это художественное произведение, история тут ни при чём. Это всего-навсего песня!

С теплотой к этой песне относится не только Расторгуев, но и солист группы «Иванушки International» Андрей Григорьев-Аполлонов. Дело в том, что тот самый клип, отмеченный в Каннах, снимали в Сочи. Когда потребовалась массовка, обратились в местный театр мод, где будущий артист работал манекенщиком. Матвиенко заметил его и решил создать русский бой-бенд. Так с хита про Россию и Америку началась история новой группы. Без этой песни «Иванушек» могло и не быть.

В. Чиков
Мой фильм – о вологодском мужике, который едет в Москву за правдой.

Источник:
Чиков В. Мой фильм – о вологодском мужике, который едет в Москву за правдой. : [беседа с кинорежиссером В. П. Чиковым] / Записала Т. Канунова // Русский Север. – Пятница. – 1998. – 17 июля. – С.14.

На последнем летнем кинорынке был показан новый фильм нашего земляка режиссера Валерия Чикова «Не послать ли нам гонца». Во время съемок этой картины на киностудии «Мосфильм» Валерий Павлович согласился выкроить время для беседы с вашим покорным слугой и рассказать о себе и своем творчестве.

– Родился я под Тотьмой, был там такой второй участок, где проводились лесозаготовки. Грудным ребенком меня вывезли в поселок Чуриловка. Мама – учительница, отец – лесоруб. Работал мастером, начальником участка лесозаготовителей. Начальную школу я закончил в Чуриловке, а восьмилетнюю – на центральной усадьбе колхоза «1 Мая» в Усть-Печеньге. Здесь прошло мое детство. Это моя малая родина. Там до сих пор живет моя мама. Зимой она уезжает к детям, а летом мы приезжаем к ней в деревню в гости.

– Валерий Павлович, а как вы стали кинематографистом?

– Я из так называемых «вечных студентов», очень долго учился. 9-й – 10-й классы закончил в спецшколе при Ленинградском университете. Потом был Ленинградский институт авиационного приборостроения, аспирантура этого института. Но затем я решил уйти в кинематограф. Окончил высшие двухгодичные курсы режиссеров и сценаристов при Госкино. Мастером у меня был Будимир Алексеевич Метальников – замечательный сценарист фильмов «Простая история», «Алешкина любовь», «Женщины», «Чайковский». По первому образованию я – кинодраматург. Режиссуру нам преподавали разные знаменитые режиссеры, в том числе Андрей Арсеньевич Тарковский.

– Напомните ваши киносценарии.

– Ну, это дела давно минувших дней. Дело все в том, что мне все время хотелось самому снимать кино. Я встал в очередь на дебют. Для дебютной картины взял рассказ вологодского писателя Василия Белова «Скакал казак» и по нему снял короткометражную ленту «Красный обоз». Дебют понравился. Мне дали полнометражную постановку. Теперь я пишу сценарии и сам ставлю по ним картины.

– А первая ваша полнометражная картина?

– «Русская рулетка» с участием Елены Яковлевой и Дениса Карасева. Это остросюжетная криминальная мелодрама о современной молодежи, о реалиях сегодняшнего дня. Снял я этот фильм в 1991 году. Вторая моя картина – «Про бизнесмена Фому» – вышла в 1993 году. Тогда я приезжал в Вологду, представляя ленту в День кино (27 августа) и показал вологжанам короткометражку «Красный обоз». Затем был фильм «Не валяй дурака» (1996 г.). А сейчас я заканчиваю новую картину «Не послать ли нам гонца».

– Интересно, как у вас сложился творческий тандем с Михаилом Евдокимовым? Он снимался уже в трех ваших картинах.

– Лет шесть назад я написал сценарий фильма «Про бизнесмена Фому». Но у меня не было конкретного исполнителя на главную роль. Однажды я увидел по телевидению передачу «Аншлаг» Регины Дубовицкой, которую снимали на родине Михаила Евдокимова – на Алтае. Мне очень понравился Евдокимов, он тогда только входил в пик славы. Я вызвал его на пробы. Эти пробы мы показали худсовету, и Михаила утвердили на главную роль. Снимали фильм тяжело: не хватало денег, уходила натура. Много было всяких проблем, но в итоге мы его все-таки сделали. Главная тема – с каким уродством наше массовое сознание входило в рыночные отношения. Ироничный взгляд на современную жизнь. А потом появился сценарий «Не валяй дурака». Он почти два года пролежал без движения. Я сделал его для друга. Снимать должен был в Одессе Ваня Горобец. Он бы, наверное, пригласил на главную роль другого актера, но у него возникли проблемы с финансированием. Я находился на родине, рубил там дом для мамы, и вдруг меня вызывает в Москву Михаил Евдокимов. Он познакомил меня с людьми, которые готовы были выделить средства на съемки фильма «Не валяй дурака», помочь в реализации этого кинопроекта. Мы начали совместную с Михаилом работу. Фильм давался нелегко. Снимали в Кронштадте, Ярославской, Архангельской областях, а также в Нью-Йорке. Нам пришлось, например, снимать Манхэттен с вертолета, работать с несколькими американскими актерами.

– А сколько все же стоила картина «Не валяй дурака», если это не тайна?

– В принципе у нас был очень скромный бюджет. Многое делалось на голом энтузиазме. Хотя, конечно, это стоило определенных средств. Ведь было четыре экспедиции, в том числе – в США. Поездка съемочной группы, техника. Мне удалось собрать замечательный актерский ансамбль: кроме Михаила Евдокимова, в фильме снимались Лев Дуров, Ольга Остроумова, Валерий Золотухин. Моя находка – Сережа Агапитов, бывший цирковой клоун. После фильма его жизнь трагически оборвалась на взлете.

– Картину «Не послать ли нам гонца» вы задумывали как продолжение «Не валяй дурака»?

– Нет, это совершенно самостоятельная история. Просто исполнитель главной роли один и тот же – Михаил Евдокимов. Это не комедия в чистом виде, как, например, «Не валяй дурака» – скорее, мелодрама. Это серия дорожных новелл. Герой едет из глубинки в Москву, он хочет попасть в Кремль, на прием к президенту, поговорить с ним о жизненных проблемах. Во время путешествия он встречается с разными людьми, попадает в различные ситуации. Все это повод поговорить, поразмышлять о сегодняшней очень непростой жизни. Но фильм все же не публицистический и не документальный. Картина снята художественными методами и приемами. Сценарий мы написали вдвоем с Иваном Кеосашвили. Снимали в Тверской, Ярославской, Московской, Владимирской областях. Герой едет по средней части России. Но номера на машине героя – вологодские.

– Значит, вологодский мужик отправляется в Москву за правдой?

– Можно и так сказать. Мы только не стали воспроизводить этнографическую вологодскую речь. Я думаю, это было бы фальшиво. Поэтому я делал герою обычный говор. Кстати, очень умело воссоздал вологодскую северную этнографическую речь Борис Бабочкин в «Плотницких рассказах» (фильм по произведениям Василия Белова).

– Кто еще, кроме Михаила Евдокимова, снялся в вашем новом фильме?

– Жену героя играет Ирина Розанова, его дорожного товарища, местного дурачка, – Лев Дуров. В картине также заняты Иван Бортник, Игорь Ясулович, Любовь Соколова, Леонид Якубович, космонавт Гречко.

– А Леонид Якубович играет самого себя или какого-то персонажа?

– В пути герой встречается с разными людьми. Например, его машина сталкивается с машиной космонавта Гречко. Он также попадает на «Поле чудес», поэтому Леонид Якубович играет там себя.

– Кинофильм «Не валяй дурака» очень успешно продавался на кинорынке, его практически купили все регионы России. Надеюсь, что такая же удачная прокатная судьба ждет и картину «Не послать ли нам гонца».

– Постучим по дереву. Не знаю, придется ли новый фильм по душе прокатчикам, но хотелось бы в это верить. Конечно, хочу побывать на родине, там показать картину. Я действительно влюблен в свой край, очень к нему привязан. Приглашайте, назначайте срок, и я приеду.

– Вы еще не думали о следующей своей картине?

– В принципе есть несколько замыслов. Но пока я весь в этой работе, с утра до вечера на студии «Мосфильм» – здесь у съемочной группы офис. Работа сейчас изнурительная, иногда на студии и ночуем. Думаю, что новые фильмы со временем появятся, но практически все упирается в финансирование.

«Сейчас эстетически идет эпоха Достоевского»

«Дни Балабанова» в Екатеринбурге: два интервью

В минувшие выходные в Екатеринбурге прошла кино-акция «Дни Балабанова»: в Ельцин Центре вспоминали наследие крупного российского режиссера, выходца с Урала Алексея Балабанова. IMC поговорил с актером Алексеем Серебряковым и киноведом Вячеславом Шмыровым, а также обсудил балабановские фильмы с журналистом Олегом Кашиным.

Алексей Серебряков: «Запрещать мы умеем хорошо»

– В одном из интервью вы сказали, что фильм «Бандитский Петербург» вы бы своим внукам/детям не советовали смотреть и не стали бы тратить на это их время. Почему?

– Это малохудожественный фильм.

– А «Жмурки» посоветовали бы? Почему?

– Тоже можно не смотреть. Это хорошее кино, без сомнения, но нельзя его ставить в один ряд с другими фильмами Балабанова. Например, рядом с «Грузом-200».

– То есть, «Груз 200» посоветовали бы?

– Я так понимаю, что ваши дети сейчас живут в Канаде. Как думаете, они могли бы считать все те символы и приметы времени, которые там есть?

– Они читают книжки, и я надеюсь, что они бы поняли. Для них этот фильм не станет ребусом.

– Фильм «Груз 200» уже в год выхода снимали с проката, запрещали. Сегодня его появление на экране было бы совсем невозможно?

– Совсем маловероятно. Если его бы и сняли, появились бы какие-нибудь независимые деньги, и Сережа Сельянов позволил бы Леше Балабанову снять этот фильм, я думаю, что им обоим достаточно быстро объяснили бы, что такое кино сейчас несвоевременно. Нашлись бы люди, которые бы это сделали. Эта служба у нас работает безотказно. Запрещать мы умеем хорошо и очень эффективно.

– Как вы относитесь к тому, что фильм «Груз 200» практически вымаран из публичного пространства и его перестали показывать на телевидении?

– Плохо отношусь, как я еще могу к этому относиться? Я надеюсь, что человек, которого интересует такой серьезный и сложный, глубокий и неоднозначный кинематограф, который требует какого-то диалога с самим собой, может найти его в интернете и посмотреть. В этом нет проблемы сейчас, все-таки не советское время, когда картины клали на полки и их никто не мог увидеть.

– Но все-таки телевидение – это показ на широкую аудиторию, фильм смогут увидеть до 90 процентов населения.

– Из этих 90 процентов 85 совершенно не нуждаются ни в информации, ни в таких фильмах. Поэтому не надо тут обольщаться. Зрительская аудитория у такого кино очень мала. Поэтому широкий прокат таких картин невозможен по определению. И не только в России. По всему миру людей больше интересует туалетная бумага, чем поэтический сборник.

– Какие фильмы у Балабанова лучшие?

– Балабанов никогда не снимал хуже определенной, чрезвычайно высокой планки. У него есть два шедевра – «Про уродов и людей» и «Груз 200», остальные просто очень хорошие картины.

– Готовясь к этому интервью, я поговорил с журналистом Олегом Кашиным. Он считает, что лента «Груз 200» не о 80-х, а о «нулевых», и что, если бы Достоевский был бы сейчас жив, то он снял бы «Груз 200». Согласны?

Олег Кашин, журналист:

Балабанов всегда понимал, чего мы боимся, чего хотим, что держим в себе. К 2007 году это его умение достигло идеального соотношения с его художественным мастерством, и получился «Груз 200». Помню, как комментаторы находили в фильме какие-то неточности в реалиях восьмидесятых, но это кино не о восьмидесятых, а о нулевых – о том, что было тогда у нас в головах, эксплуатировалось властью и казалось то ли реваншем, то ли ностальгией, а на самом деле, как показал Балабанов, было и остается страхом. Никто так не понял нас, как он, никто не расшифровал нас, никто не пожалел. Как вел бы себя Достоевский, окажись он в нашем времени? Он снял бы «Груз 200».

– Отчасти согласен, потому что сейчас эстетически, конечно, идет эпоха Достоевского. Если говорить о том, 90-е это или нулевые? По картинке это 90-е, по смыслам это вневременная картина. Она не имеет временной реализации, поскольку она обращается к глубинам русской ментальности. Она отвечает на вопрос, почему мы такие, какие есть, а не какие-то другие, и почему мы не можем цивилизоваться, как это сделала Западная Европа.

– Несколько вопросов от читателей IMC. Насколько вам психологически было трудно сниматься в «Грузе 200»? Не понадобилась ли вам после съемок реабилитация?

– Я профессиональный артист, реабилитация мне не понадобилась. Передо мной ставятся определенные задачи, связанные с моей профессией, и я их решаю.

– Самая распространяемая ваша цитата в интернете: «Россия – страна с абсолютно рабской психологией, для которой демократия недостижима. К сожалению, здесь, как бы я ни изолировал своих детей от хамства и агрессии, их не защитишь. Это в воздухе. Хам победил». Это правдивая цитата, не фейк?

– Да, я говорил это 5 лет назад и придерживаюсь такого же мнения и сейчас. Скажу больше: хам не только победил, но и разросся.

– Вы знаете, что это цитату одинаково распространяют.

– И те, кто меня любит, и те, кто меня ненавидит. Так случилось, что в силу своей профессии я стал достаточно публичным человеком. Иногда я позволяю себе какие-то высказывания, на которые имею право, поскольку я достаточно пожил и видел много людей и ситуаций. Поэтому я могу делать выводы о том, что меня окружает. Я высказался, а люди, которые это услышали, пускай оценивают это сообразно своему уровню умственной активности и природной чуткости.

– Насколько вы чувствуете разделение общества сейчас на условных «патриотов» и «либералов»?

– Чувствую в связи с тем, что этим занимается вся государственная машина пропаганды. Такое разделение существует. Людей, несогласных с официальной позицией партии и правительства, выбрасывают на обочину жизни. Это в лучшем случае, в худшем – сажают за решетку.

– Сейчас вы живете в Канаде. Смотрите ли вы канадские новости?

– У нас в русском сегменте Facebook, а может быть и вообще очень популярен новый премьер-министр Канады, молодой политик Джастин Трюдо. Что вы о нем думаете? Интересуетесь его персоной?

– Молодой, набрал в правительство каждой твари по паре, ковчег такой. Но, во-первых, он всего несколько месяцев как начал руководить страной. Во-вторых, канадская система заключается в том, что мы можем как угодно относиться к Трампу или Трюдо, но есть система, по которой ты сильно влево-вправо ходить не можешь. Это все-таки не наша метафизическая преданность монархии, которая олицетворяется одним человеком. Там существуют сдерживающие факторы и противовесы в виде судов, свободной прессы, конгресса и т.д. Посмотрим, что он сделает. Он только начал свою государственную деятельность.

– Продолжая тему Канады, западному зрителю понятен Балабанов?

– Как экзотика, конечно, это возможно. Но он все-таки чрезвычайно русский режиссер, по-русски переживающий все то, что происходило, все то, чем он болел, о чем читал, фантазировал, страдал, ненавидел, сражался. Современный западный мир не очень настроен к переживательным процессам, там больше любят нарисованных медведей. Мы всегда западную продукцию и западных персонажей любили больше, чем своих. И это очень грустно, что один из величайших режиссеров, оставивший несколько грандиозных картин, был так мало оценен.

– Сейчас идут какие-то съемки с вашим участием?

– С 3 апреля я начинаю длинный проект, с большим количеством серий, названия которого я, к сожалению, сказать не могу. Это российский сериал, который снимается в России. Режиссер – Андрей Прошкин.

Светлана Письмеченко, актриса:

«С Балабановым всегда было очень легко. Он абсолютно доверял артисту, говорил ему: «Ты же знаешь как – сыграй». И это доверие актеру давало огромную свободу и в то же время ответственность. Поэтому больших репетиций у нас не было, мы, в основном, сцены разбирали мизансценически. И у Леши был свой круг артистов, случайных людей у него не было».

Надежда Васильева, вдова Алексея Балабанова:

«У Леши была очень сильная гражданская позиция, она никому не навязывалась, но это транслировалась всегда. Говорят, что он был неполиткорректный. Так я за это в него влюбилась. Потому что ему было плевать на то, что нужно было куда-то прийти в белой рубашке и галстуке, а он шел в тельняшке. И ему в голову бы не пришло сфотографироваться в каком-то журнале с правильной линией посадки плеча. Это подкупало многих».

Вячеслав Шмыров: «Балабанов – это далеко не Данила Багров»

– Понятно, что каждый фильм – дитя своей эпохи, и трудно представить себе «Брат», выходящим на экране сегодня. Но как вы думаете, могло ли у фильма быть продолжение – «Брат 3»? Как бы выглядел Данила Багров в 2016 году?

– У Алексея Балабанова не было желания возвращаться к этому герою. Тем более, гибель Сергея Бодрова саму мысль об этом делала чем-то неправильным. В то же время я понимаю, что герой мог бы быть. Честно говоря, я не вижу его в сегодняшних обстоятельствах. Некоторые обвиняли этого героя в аморальности, но он не аморален, а иморален, то есть живет помимо всех моральных понятий. Он их не нарушает, потому что он их не знает. И это абсолютно киплинговская ситуация, которую запечатлел Балабанов, и она очень хорошо отражает нашу ситуацию 90-х годов. Одно государство закончилось, второе началось, произошел слом цивилизации. Финал «Брата» открытый – герой возвращается в Москву. Но на тот момент герой себя исчерпал. Сейчас мы можем придумывать любые конъюнктурные решения, вплоть до того, что Данила Багров присоединяет Крым, но это все из области лукавства.

– Действительно ли Балабанов собирался снять кино о Сталине?

– Я делал в Грузии «Дни российского кино», в Тбилиси была ретроспектива Алексея Балабанова, он был болен, но приехал с супругой Надеждой. Погуляв по улицам, сходив на блошиный рынок, он высказал идею фильма о Сталине. Журналисты растиражировали это. Я так понимаю, что он хотел сделать «черную авантюрную комедию» про того Сталина, который еще не стал «кровавым тираном». Про молодого Сталина, у которого были открыты все пути, когда он был экспроприатором. Возможно, это были бы «Жмурки» начала века. У нас «Елки 1914», а это были бы «Жмурки 1914».

– Раз вы уже упомянули «Жмурки». Фильм проецируется на 90-е, именно на «лихие 90-е». Этот фильм вписывается в идеологему «лихих 90-х».

– В картине «Брат» Балабанов создал образ времени, а в «Жмурках» он его просто запечатлел. Он отфиксировал все то, что было известно без него, но сделал это смачно и концентрированно. Это было такой арт-проект – снять всех звезд того кинематографа, придумать всем какие-то эпизодические роли. Это попытка снять итоговую картину про 90-е, такая фиксация этих лет, такой облегченный вариант Балабанова.

– Как он сам относился к 90-м годам?

– Балабанов воспринимал их как достаточно органичное время, потому что он никогда не был избалован какой-то благополучной жизнью. И многие факты он брал из своей свердловской жизни того периода. Например, ментов он ненавидел. И ненавидел их, потому что помнил по своему свердловскому прошлому.

– Давайте перейдем к картине «Груз 200». О каком периоде там идет речь?

– Очень сложно понять, какое это время. Сконцентрирована жизнь города, где что 80-е, что 90-е, что нулевые, атмосфера абсолютно застывшего города. Место съемок, например, декорировать даже не нужно было. Как тогда там все пропылилось и было загажено, так и сегодня все там загажено. С одной стороны – это образ 80-х (песни Лозы, гробы из Афганистана), но все равно фильм воспринимается как метафора другого времени.

– «Груз 200» уже в год выхода снимали с проката, запрещали. Сегодня его появление на экране было бы совсем невозможно?

– Сегодня политическая цензура не нужна, достаточно коммерческой, которая есть в кинотеатрах. Поэтому такие фильмы могли бы появиться только на фестивалях или на таких акциях, как в Екатеринбурге. Прямых запретов, конечно, на «Груз 200» не было.

– В чем, по-вашему, феномен Балабанова?

– Он закончил Горьковский институт военных переводчиков, он знал два языка: французский и английский. Первые его картины – это экранизации европейской классики XX века: «Счастливые дни» по Сэмуэлю Беккету и «Замок» по Францу Кафке. Роман «Замок» не был дописан, а Леша его дописал. Балабанов не был тюфяком из народа, который мог погрозить пальчиком Америке, сказав: «Не валяй дурака». Но во многом он был человек из Свердловска, он создал тот образ, в котором он существовал, потому что в его жизни была и служба в армии, и Афганистан, и поездки по глубинке. И это интересное сочетание – европейского образования и абсолютного жизненного опыта.

Он был медиумом, отражал то, что другому художнику не позволяла отражать политкорректность. То, что он хотел жить помимо политкорректности, это очень важная черта его творчества и это то, что ему мешало получить признание на Западе. Его фильмы сталкивались с отборщиками, которые к Балабанову относились очень плохо, потому что он нарушал некие табу. Любой отборщик – не художник, а конъюнктурщик, который рассуждает так: «Тут левая пресса так напишет, правая так, тут придут феминистки, здесь нас обольют зеленкой».

– Но это же хороший PR?

– Когда ты делаешь благопристойное мероприятие – это плохо, для Балабанова, если бы его облили зеленкой, наверное, было бы хорошо. Глупо бороться в Екатеринбурге с произнесением слова «негр» и называть человека расистом, если он так говорит. Потому что это не наша проблематика. Но художник должен быть свободным не только от официоза, но и от придуманных правил, которые мешают выразить ему какие-то важные вещи.

– Сейчас, если фильм «Брат» показывают, то вырезают фразу Данилы Багрова «Не брат ты мне, гнида черножопая».

– Герой Балабанова – это не сам Балабанов. Балабанов – это далеко не Данила Багров. Кино – это опасное оружие, тем более фильм «Брат», который так популярен. Потому что кино может вызвать агрессию, даже непроизвольную. Но это не значит, что миссия художника говорить о чем-то другом.

– А телеканалы имеют права вырезать такие моменты?

– Если бы Балабанов был жив, то он, конечно, мог подать в суд за нарушение авторского права.

IMC выражает благодарность Ельцин Центру за организацию интервью.

Где снимали фильм не валяй дурака

Родился в рубашке

Мужчина должен быть храбрым. А я скорее безрассудный. Я часто нарываюсь. У меня в спине дырка от финки, в драки я влезал вечно.

Я часто из совершенно «нулевых» ситуаций выходил живым. Помню, в Киеве шел от студии Довженко до гостиницы. Между ними – пустырь. Слышу девичий уже даже не крик, а хрип. Рядом остановка, военные стоят, никто не сунулся. Ну, я и прыгнул туда, в кусты, смотрю – девчонка лежит, на ней все рвет какой-то… пытается изнасиловать. Я ему сразу с ходу засадил, оторвал его и не заметил, что сзади еще один, за деревом. Почувствовал только удар в спину. Но мне не до этого было, вытащил девчонку, поймал такси. А у нее шок, она говорить не может. Адрес кое-как написала, отправил ее. С остановки всех сдуло. Я в гостиницу прихожу, снимаю одежду, смотрю: что-то мокрое. Кровь. К счастью, на мне дубленка была, так что финка хоть и попала под лопатку, но ничего страшного не случилось. Хотя это безрассудство. Исход-то мог быть совсем другим…

Поэтому я не осуждаю, когда шпана входит в метро, и все молчат. Потому что это стая шакалов, она способна на все. Им милиционер делает замечание, они набрасываются и дробят череп ему. Конечно, не каждый сунется туда. У всех дети. И рисковать немногие решаются. Мне просто до сих пор везло…

Я никогда не пользуюсь помощью каскадера. Трюки все делаю сам. Почему кто-то должен рисковать жизнью вместо меня? Но ведь это все могло иначе кончиться. Я прыгал из поезда на ходу на лошадь, горел, у меня сломан позвоночник, потому что я на съемках «Крестьянского сына» перевернулся с лошади.

У меня есть книжка, подписанная человеком, которого я спас в Ялте. Во время восьмибалльного шторма его черт понес в море. Я вышел на берег и слышу: «Помогите!». И шапочка синенькая мелькает. Вся набережная была полна народу, но ведь все понимали, что соваться глупо, потому что это смерть. Я прыгнул, и это было полным безрассудством. Подплыл к нему и говорю: «Вы только не цепляйтесь. Если вы будете цепляться, мы не выплывем». А он оказался очень крупный. Я его поддерживал-поддерживал и понимаю, что все, мы уходим. И спасли нас только спортсмены из военного санатория, которые клином подплыли, положили его на этот клин и сказали: «Выплывай сам». Господь Бог спас, он выплыл. И я тоже. Я думаю, у меня есть ангел-хранитель.

А вообще говоря, смертельные опасности подстерегали меня с самого детства.

Однажды, сразу после войны дело было, один контуженый офицер стрелял в меня буквально в упор. Манией преследования страдал. Три пули просвистели в сантиметре от лица! Как он умудрился их в меня не влепить – не знаю. Какой-то военный мимо проходил, прыгнул на этого сумасшедшего, повалил…

Однажды на съемках одна актриса, решив пошутить, поехала на тросе, я же подумал, что она сейчас врежется в металлический портал, и бросился ее спасать. А шутница перед самым моим носом неожиданно развернулась и ударила меня ступнями в грудь. Я не успел ни сгруппироваться, ни отскочить и загремел с трехметровой высоты, шмякнувшись об угол стены… Отлетели четыре отростка на позвоночнике, пришлось лежать в корсете. Потом во время съемок вместе с лошадью скрутил сальто и заработал компрессионный перелом шейных позвонков. Могло все кончиться гораздо хуже, но ведь жив пока.

Я за рулем не мог ездить медленно. Нарушал все, что можно нарушить. Друзья садиться ко мне в машину отказывались. Больше одного раза никто не выдерживал.

Я как-то Москву американской актрисе показывал – возил ее по городу целый день. Она потом директору нашего театра письмо прислала с такими строчками: «Кланяйтесь господину Дурову и передайте ему, пожалуйста: красный сигнал светофора означает, что нужно остановиться, а не ехать быстрее. Я хотела бы в следующий раз увидеть этого актера целым куском».

То же самое мне не раз пытались объяснить и гаишники. Но я нашел оружие против ГАИ – безотказное. Меня чуть ли не каждый день тормозили и, когда я выходил из машины, узнавали сразу же и говорили со вздохом:

– Ну, Дуров, что делать будем?

– Милиционер, давай обнимемся!

Срабатывало моментально и всегда! Главное – не произносить пошлых фраз типа: «Командир! Не стыдно артиста грабить?» Меня один замечательный гаишник как-то раз на всю жизнь от такого обращения с милицией отучил. Знаете, что ответил?

– Лев Константинович Дуров! Я вас очень уважаю как профессионала. Позвольте же и мне быть профессионалом на своем месте! – А потом еще добил, крикнув вслед: – Берегите себя! Вы нам очень дороги!

Мой первый выезд

Теперь я водитель с солидным стажем. Ездил все время на ВАЗах: «копейка», «девятка», «пятерка», потом был «ИЖ». А первым моим автомобилем был «Олдсмобил» в фильме «Вся королевская рать». До этого я никогда не сидел за баранкой, а играть должен был шофера кандидата в президенты США. Ну, меня перед началом съемок потренировали полтора часа – всего-то и надо было подъехать к Жженову и Козакову, которые стояли и беседовали. «Мотор!» – я подъезжаю и нанизываю на ручку двери всю операторскую группу вместе с камерой. Она, к счастью, не разбилась.

Братцы, ведь мы Дурова бьем!

Эпизод случился, кажется, на Фрунзенской набережной поздним вечером, вскоре после того, как я начал свою непростую жизнь за рулем. Я грубо подрезал таксиста, тот увернулся и прижал моего жигуленка к тротуару. Видимо, свидетелем происшедшего стал еще один водитель такси – во всяком случае, в драке, кроме всенародного артиста (а помахаться я был всегда горазд), участвовали еще не менее двух водителей. В какой-то момент мое лицо попало в свет автомобильной фары, и тогда один из водителей закричал: «Братцы, кого ж мы бьем-то! Ведь мы Дурова бьем!» Драка мгновенно прекратилась, водители обступили меня грешного и заохали: «Лева, ну что же ты делаешь! Ладно – мы, но ты себя так погубишь! Прости нас, засранцев!» Я стал объяснять им, что и сотни километров пока не наездил, потому как лишь только-только получил права. Но они долго не могли успокоиться, все продолжали извиняться. В конце концов, пожали друг другу руки и разъехались.

За что вы Ваньку-то Морозова?

Однажды я увидел инспектора ГАИ, который что-то строго выговаривал провинившемуся водителю. Я замедлил ход, подъехал поближе, слегка притормозил и в открытое окошко бросил известную строчку из раннего Окуджавы: «За что вы Ваньку-то Морозова?» На ближайшем светофоре тот парень остановился рядом с моей машиной и обратился ко мне: «Товарищ Дуров, большое спасибо, а откуда вы знаете, что я Иван Морозов?» Оказывается, инспектор, увидев, что я вступился за нарушителя, тут же его отпустил.

Роман по переписке

Раньше гаишники меня узнавали, чем может и баловали. В те времена, когда еще увозили машины на парковку, я всегда оставлял записочку: «Уважаемая ГАИ, ушел на час, оставить в другом месте не мог – опаздываю. Не увозите машину. С глубоким уважением Дуров». Прихожу – ни одной машины, моя стоит.

И записка: «Мы тебя тоже уважаем, Дуров. Твоя ГАИ». Вот такой роман по переписке.

Не валяй дурака!

Когда в городе Переславле-Залесском снимали фильм «Не валяй дурака!», я опаздывал на очередную съемку. Шел проливной дождь, а я мчался на своих «Жигулях» со скоростью сто сорок километров в час. И на таком ходу у меня вдруг взорвался баллон. Автомобиль сто метров крутило по шоссе – я гравий весь снес! Как встречные машины от меня уворачивались, до сих пор понять не могу. С дороги улетел так далеко, что, когда потом машину вытягивали, одного троса по длине не хватило. От шины только лохмотья остались. Но – миновало.

Это было во время съемок фильма «Прощание с Матерой». Я знал, как резко у нас меняется погода, и все время торопил режиссера Элема Климова: «Давай снимем финальную сцену!» (В ней я прыгаю с катера в воду.) А Элем отвечал: «Успеем».

И вот настала глубокая осень, температура воды понизилась до восьми градусов. Тогда-то и начали снимать финал. Навезли дымовых шашек, чтобы сделать туман, скомандовали «Мотор!», я пробежал по палубе катера и прыгнул в воду, не сняв сапог и пиджака. Передо мной прыгал каскадер в гидрокостюме: он вернулся и сказал, что в этой воде плавать нельзя и больше он в нее не полезет. А я поплыл – плыву, катер уходит в туман и вскоре совсем исчезает. Пиджак пузырем вздувается за спиной, сапоги тянут ко дну, мало-помалу начинаю захлебываться. Ничего не слышу, задыхаюсь в дыму, думаю о том, что, пожалуй, придется утонуть, и тут раздаются крики: «Он где-то здесь, не раздавить бы!»

На катере меня скрючил мышечный паралич, а во время растирания я потерял едва ли не всю кожу. На следующее утро я проснулся ободранным, но здоровым.

Вот снимался я в фильме «34-й скорый». Он о мужестве, о поведении людей в экстремальной ситуации, о том, что человек всегда должен оставаться человеком, заботиться о тех, кто его окружает. На съемках этого фильма мы чуть не сгорели. По сценарию я еще с одним актером должен был уткнуться в огненную стену, повернуться и пойти обратно. Но получилось так, что пламя пошло по потолку и загорелся другой тамбур, двери заклинило. Я стал бить в стекло матюгальником (мегафоном), но стекла тогда делали крепкими, они никак не бились. Уже волосы на голове загорелись, у моего партнера задымилась фуражка. Казалось, все, конец. Я уперся в раму, ударил обеими ногами и выбил ее целиком. Вывалившись из вагона, мы увидели пожарных, которые стояли рядом и ничего не делали. Я спросил у них, почему они бездействовали, а в ответ услышал: «Мы ждали от вас команды». А вагон тот уже через двадцать минут полностью сгорел, от него остался один остов.

А что – опасность? Так ведь судьба везде настичь может. И на сцене тоже, кстати сказать.

Мы с Леней Каневским играли когда-то в пьесе Саймона «Весельчаки» двух старых эстрадных артистов, которые всю жизнь ссорились. И вот на одном из спектаклей, как раз когда на сцене у героев разыгрывается очередной скандал, мимо наших с Каневским носов, едва их не касаясь, падает деревянный брус – двадцать сантиметров шириной, семь метров длиной!

Я вижу, у Лени ноги отнялись. Он стоит и слова сказать не может. Что делать? Перешагиваю через брус и, обращаясь в зрительный зал, говорю:

– Вот вам всем кажется, будто самое мирное место на земле театр, а актер – самая безопасная профессия. Теперь вы поняли, что это не так?

И непонятно, кто говорит: Лев Дуров или герой пьесы, тоже артист. Многие, кажется, и в самом деле поверили…

А в ложе сидел наш друг Слава Третьяк. После спектакля заходит он в гримерку и говорит:

– Ну класс, ребята! Этот трюк с бревном у вас гениально отработан. Как вы не боитесь? Такая махина рядом с лицами падает!

А когда мы ему объяснили, что на самом деле произошло, он весь белый стал. Это Третьяк! Мужественный человек, который, стоя на коньках, ловил «кирпичи»…

Фильм российского режиссера Ильи Найшуллера «Никто» бьет кассовые рекорды в США

Автор фото, Universal Pictures International

На съемочной площадке фильма «Никто»

В США в прокат вышел фильм российского режиссера Ильи Найшуллера «Никто» (Nobody) и сразу возглавил список самых популярных премьер. За первые три дня показа в кинотеатрах Лос-Анджелеса он собрал 6,7 млн долларов.

По мнению критиков, одной из главных причин успеха картины стало неожиданное участие в ней актера Боба Оденкерка, снявшегося в главной роли. Оденкерк, прославившийся ролями в культовом сериале «Во все тяжкие» и в приквеле «Лучше звоните Солу», известен как актер комедийного амплуа, и его участие в жестком экшене поначалу вызывало массу вопросов у знатоков кино.

Но Найшуллера это не остановило. Это первый голливудский проект клипмейкера и автора новаторского боевика «Хардкор», который показывает, что мечта русских режиссеров о работе в Голливуде вполне осуществима.

В российский прокат «Никто» вышел 18 марта — на неделю раньше Америки.

Осторожно, содержит спойлеры

Не валяй дурака, Америка

«Наши в Голливуде» — одна из вечных тем в истории русского кино, сказка о далекой обетованной земле, которой втайне жаждут почти все без исключения отечественные кинематографисты. «Оскары» Меньшова и Михалкова, номинации на премию американской киноакадемии Звягинцева, два фильма Кончаловского и так и не состоявшийся в итоге прорыв Бекмамбетова, «Троцкий» на Netflix — верстовые столбы на пути, конец которого все время кажется так далеко и так близко.

С точки зрения некоторой ретро-перспективы кажется, что одновременно успехи и неудачи здесь связаны с одним и тем же. Поэт в России по-прежнему зачем-то больше, чем поэт, у искусства — сакральный статус, а кино — важнейшее из них. Голливуд же это все-таки фабрика грез — и акцент в этой избитой формуле для разнообразия стоит сделать на первом слове.

Автор фото, Universal Pictures International

Шесть лет назад Илья Найшуллер под руководством того же Бекмамбетова снял «Хардкор» — эффектный и, что ни говори, новаторский боевик от первого лица. Картина была ещё одним шансом на долгожданную экспансию, а молодой режиссер запросто рассказывал про обрушившийся на него после премьеры в Торонто вал предложений.

Вскоре стало казаться, что этим дело, собственно, и закончилось. Найшуллер вернулся в Россию снимать клипы для «Ленинграда» и собственной инди-группы Biting Elbows. Кроме того, он спродюсировал два фильма — «Я худею» Алексея Нужного и «Марафон желаний» собственной супруги Дарьи Чаруши. В общем, было ощущение, что земля американская не приняла очередного россиянина.

  • «На площади с плакатами выходят безумцы». Андрей Кончаловский о фильме про расстрел в Новочеркасске
  • Язык для выживания: в Берлине показали фильм Перельмана «Уроки фарси»
  • Андрей Звягинцев: аудитория на Западе открыта чужому опыту

Когда стало известно, что Найшуллер работает над боевиком «Никто» со сценаристом «Джона Уика» Дереком Кольстадом и актером Бобом Оденкерком («Во все тяжкие», «Лучше звоните Солу») это тоже казалось некоторой сдачей позиций. Вместо авторского проекта (Илья ещё после «Хардкора» рассказывал про большой шпионский фильм) — не слишком дорогое продюсерское кино.

Однако в предварявших выход фильма интервью режиссер рассказывал, как отказался от «Тайлера Рейка» (боевик Netflix с Крисом Хэмсвортом в главной роли), а трейлер «Никто» был показан во время Супербоула. По некоторым оценкам, рекламный слот соответствующей продолжительности стоил студии Universal порядка 5 млн долларов. В этой точке разговоры о «проходном фильме» можно было прекращать — студия, очевидно, делала на картину серьезную ставку.

Будь мужиком

Впрочем, ставки создателей были ещё серьёзней. Если для Найшуллера «Никто» был долгожданной следующей ступенькой к полноценной голливудской карьере, то для Оденкерка — долгожданным сломом знакомого амплуа одутловатого пройдохи. Уже по постерам очевидно, что актера почти не узнать. Подготовка для «Никто» заняла у него полтора года, в нее входило не только приведение себя в подобающую физическую форму, но и активные тренировки с оружием («Боб перезаряжает автомат, как настоящий спецназовец», — хвастается Найшуллер в интервью).

Автор фото, Universal Pictures International

Замысел фильма тоже возник как раз у Оденкерка — когда в его лос-анджелесский дом вломился удолбанный незнакомец. Актер вызвал полицию и на прощание услышал от копов, мол, он все сделал правильно, но приехавший офицер на его месте несколько жестче отреагировал бы на угрозу семье.

Удар по мужскому самолюбию в итоге трансформировался в завязку фильма. К скромному работяге и примерному семьянину «Хатчу» Манселлу влезают двое грабителей. Он уже готов проломить буйные головы клюшкой для гольфа, но почему-то останавливается, дожидается полиции и получает токсичную отповедь от соседа.

Постепенно мы узнаём, что Хатч обладает по-настоящему смертоносными навыками, а навыки у него зудят уже давно и основательно. Вскоре представляется возможность пусть их в ход, встав на защиту девушки, к которой в ночном автобусе пристали пьяные подонки.

Покрошив им зубы и кадыки, Хатч с чувством выполненного долга возвращается домой зализывать раны («Как в старые добрые времена», — саркастично замечает супруга Конни Нильсен). Однако у стычки будет продолжение: один из пострадавших от кулаков Хатча (Александр Паль) оказывается братом русского мафиози Юлиана (Алексей Серебряков). Месть неизбежна, но наши соотечественники еще не знают, с кем связались, ведь Хатчу так давно не хватало кровавой баньки по-черному.

Занятно, что на уровне замысла «Никто» перекликается не только с «Джоном Уиком», но и с голливудским дебютом Бекмабетова «Особо опасен». Только там речь шла о человеке, который хотел стать героем, а здесь — об адреналиновом маньяке, отказывающемся бороться со своим естеством. Это различие — двигатель, позволяющий зрителю пронестись через фильм Найшуллера на одном дыхании. Здесь принципиально нет съемок от первого лица, но без аттракционов, конечно, не обошлось. И речь даже не об изобретательно снятом экшне, а скорее об актерских работах. Отца героя играет 84-летний Кристофер Ллойд (доктор Эммет Браун из трилогии «Назад в будущее») — и такой веселой роли у него не было очень давно (а может и вовсе никогда).

Автор фото, Universal Pictures International

Отдельных комплиментов заслуживает Серебряков, который окончательно освободился от алко-амплуа героя «Левиафана» и переживает, кажется, новый ренессанс как характерный актер. Его первый выход под «Бухгалтера» группы «Комбинация» — чистый восторг для зрителя, который отличает сознательный китч от пресловутой «клюквы».

Найшуллер говорит, что изначально противниками Хатча должны были стать корейцы, но он настоял на русских, поскольку, во-первых, лучше их знает, а во-вторых, хочет поиграть с клише русской мафии из голливудских фильмов. Шалость, безусловно, удалась: противоборство двух героев хоть и носит порой несколько мультипликационный оттенок (из-за графичности физиономий Оденкерка и Серебрякова), но проходит на равных.

На несоветской скорости

«Никто», конечно, можно упрекать за неизобретательный саундтрек — перестрелка под «What a Wonderful World» в 2021-м, серьезно? Можно также порассуждать о том, что Найшуллеру не хватает то ли бесстыдства, а то ли искренней веры в происходящий на экране беспредел, которая есть в лучших боевиках 1980-х и 90-х типа «Крепкого орешка».

Автор фото, Universal Pictures International

С другой стороны, не то чтобы кому-то в последние лет двадцать удавалось повторить ту магию или, во всяком случае, поставить её на поток. Да и задачи такой здесь не ставилось. Важнее, что «Никто» это не фильм «русского в Голливуде», а кино, сделанное с абсолютным пониманием того, каким сегодня должен быть экшн и приправленное изрядной долей обаятельной иронии.

У Найшуллера, к счастью, совсем нет тяги к размашистости большого стиля или имперскому китчу (как у того же Бекмамбетова). Его фильм — поджарый и эргономичный, а виньетки (типа камео Сергея Шнурова) в нем никак не вредят аэродинамике.

Вместо «традиционных русских ценностей» — чести, совести, или там таинственной души, которые сами по себе плохо конвертируются в кассовые сборы, Найшуллер предложил живой и острый ум и какую-то совсем нездешнюю веру в себя.

Как выяснилось, эти качества вполне востребованы за любым океаном. И что важнее — обеспечили возможность не размениваться на компромиссы и сделать правильный второй шаг к уверенному диалогу с мировой аудиторией.

Делать какие-то дальнейшие прогнозы или выписывать авансы — дело, конечно, пустое, но кажется, что следующего американского фильма Ильи ждать придется меньше шести лет. И, что приятно, ждать его можно без опаски, а напротив — с безусловным любопытством.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector