Сколько сколько сам в шоке - Авто журнал Волгино Авто
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Анафилактический шок

Анафилактический шок

Анафилактический шок – это остро развивающаяся, угрожающая жизни человека аллергическая реакция немедленного типа, которая развивается при повторном введении какого-либо вещества. Это самое грозное проявление аллергии, в 20 % случаев оно заканчивается летальным исходом.

Признаки

В самом начале патологического процесса пациент испытывает беспокойство и страх, жалуется на головную боль, головокружение и шум в ушах. Человек бледнеет, отекает, у него появляется одышка, стеснение в груди, возможны кожный зуд, тошнота, рвота, холодный пот. Возможны пена изо рта, недержание мочи и кала, кровянистые выделения из влагалища.

Выделяют несколько форм анафилактического шока в зависимости от того, какие органы больше повреждены.

Симптомы типичной формы – снижение артериального давления, нарушение сознания, дыхательная недостаточность, кожный зуд, сыпь, судороги.

При гемодинамической форме повреждается в основном сердечно-сосудистая система. При этом страдающий испытывает боли за грудиной, его давление падает, кожа бледнеет.

Асфиксическая форма анафилактического шока развивается, если повреждена в основном дыхательная система. Эта форма часто развивается при попадании аллергена в организм с пищей. При этом отекает гортань, происходит спазм бронхов, отекают легкие.

Форма, при которой нарушается преимущественно нервная система, называется церебральной. Однако она встречается очень редко. При этом пациент возбужден, у него нарушен ритм дыхания, наблюдаются судороги. Возможна остановка дыхания или сердца.

Симптомы абдоминальной формы похожи на симптомы «острого живота» — боль в животе, тошнота, рвота, бледная кожа. Часто пациентов с абдоминальной формой ошибочно госпитализируют в хирургическое отделение.

Описание

Анафилактический шок может развиться при введении лекарственных препаратов, рентгеноконтрастных веществ, при укусах насекомых. Чаще всего причиной развития этого состояния становятся лекарственные препараты, особенно антибиотики. А из антибиотиков лидирует пенициллин. Проявлением пищевой аллергии анафилактический шок бывает редко.

Выделяют три фазы развития анафилактического шока:

  • фазу иммунных изменений, во время которой происходит образование и накопление иммунных комплексов, деформирующих и повреждающих клеточные мембраны и вызывающих повышенную секрецию медиаторов аллергии и анафилаксии;
  • фазу патохимических изменений, во время которой нарастает количество медиаторов аллергии и анафилаксии;
  • фазу патофизиологических изменений – собственно, ответ организма на иммунные и патохимические процессы.

Анафилактический шок развивается очень быстро. С момента попадания аллергена в организм может пройти от нескольких секунд до двух часов. Причем доза его на скорость развития реакции не влияет. Однако количество аллергена может влиять на тяжесть и длительность патологического процесса. А вот от способа введения зависят частота развития патологического состояния и время его развития. Так, при внутривенном введении аллергена анафилактический шок может развиться немедленно, как говорят, «на кончике иглы». Вообще, при парентеральном введении препаратов (минуя рот) анафилактический шок развивается чаще и стремительнее.

Зависит вероятность развития анафилактического шока и от возраста. Чем человек старше, тем выше у него вероятность развития этого состояния. Однако это не значит, что анафилактический шок не может развиться у ребенка.

После анафилактического шока у пациента могут наблюдаться:

  • заторможенность;
  • адинамия;
  • боли в животе или в пояснице;
  • боли в мышцах;
  • крапивница;
  • рвота;
  • понос (возможно, с примесью крови);
  • приступы бронхиальной астмы;
  • обострение хронического колита;
  • кишечное кровотечение;
  • гемипарезы (снижение силы мышц только в одной, правой или левой, половине тела).

Летальный исход возможен, если анафилактический шок протекает с потерей сознания. В этом случае человек может погибнуть в течение первых 30 минут от удушья или в течение 24-48 часов от необратимых изменений в жизненно важных органах. Смерть может наступить и из-за кишечного кровотечения, нарушения работы почек, отека или кровоизлияния в мозг. Чтобы этого не произошло, пациента еще около 12 дней наблюдают в стационаре.

Первая помощь

При первых же признаках анафилактического шока необходимо вызвать «Скорую помощь». А до прибытия врачей нужно:

  • изолировать страдающего от аллергена, если он известен;
  • при укусе насекомого или инъекционном введении аллергена по возможности наложить жгут выше места укуса или инъекции, обязательно зафиксировав время наложения, к месту введения аллергена приложить холод;
  • уложить его горизонтально, ноги чуть приподнять относительно головы;
  • дать ему антигистаминный препарат;
  • наблюдать его, измеряя давление и пульс.

Прибывшим врачам обязательно нужно рассказать, в результате чего развился анафилактический шок, точное время начала патологического процесса, время наложения жгута. Обязательно нужно назвать препараты, которые пациент принимал, рассказать, что делали пациенту до приезда врача. Также нужно сообщить об аллергических реакциях, которые наблюдались у пациента ранее.

Диагностика

Диагноз ставит врач «Скорой помощи» на основании клинической картины и данных анамнеза.

Лечение

Для устранения анафилактического шока используют инъекции глюкокортикоидных гормонов, димедрола и адреналина. Препараты вводят внутримышечно, дозировка, схемы и выбор препарата зависят от тяжести анафилаксии и аллергена.

При выраженном бронхоспазме внутривенно вводят эуфиллин с раствором глюкозы.

При подозрении на отек мозга вводят мочегонные препараты внутривенно или внутримышечно.

При асфиксии делают трахеотомию.

Транспортировка пациента с анафилактическим шоком осуществляется только после купирования основного приступа.

После анафилаксии пациент должен пройти терапию глюкокортикоидными гормонами. В зависимости от тяжести состояния она длится от 7 до 20 дней.

Из стационара пациента выписывают только при нормализации электрокардиограммы, анализов крови и мочи. При абдоминальной форме для оценки состояния пациента берут на анализ кал.

Человек, перенесший анафилактический шок должен иметь в виду, что повторное введение вещества, вызвавшего такое состояние, может привести к летальному исходу. Перед приемом препаратов, которые могут вызвать аллергическую реакцию, ему лучше проконсультироваться с аллергологом.

Профилактика

На 100 % предотвратить анафилактический шок невозможно. Однако это не значит, что не стоит и пытаться. При введении какого-либо препарата врач должен подробно опросить пациента, есть ли у него аллергия, и на что. Даже если у него когда-то давно была легкая аллергия на препарат, вводить его не стоит, так как на повторное введение может развиться более тяжелая аллергическая реакция, вплоть до анафилактического шока.

Первую инъекцию антибиотика рекомендуется делать в руку ниже плеча, чтобы в случае развития неблагоприятной реакции наложить жгут на плечо и не дать этой реакции пойти дальше.

При введении препаратов, часто дающих аллергическую реакцию, необходимо иметь наготове набор медикаменты и инструменты, необходимые для оказания первой помощи при анафилактическом шоке.

Не стоит также принимать антибиотики без достаточных на то оснований и без консультации с врачом.

«Конечно, все были в шоке, услышав диагноз». Интервью с вахтовиком, вернувшимся из Якутии

Виталий, расскажите, как сегодня начался ваш день? Какой распорядок дня в обсерваторе?

– Распорядка как такового тут нет. Но день начался с прихода медсестры в 8 утра. Она принесла градусники для измерения температуры, зафиксировала показания и сообщила, что скоро дадут завтрак.

Она была в средствах защиты?

– Конечно. Здесь все с ног до головы экипированы: костюм, маска, очки, перчатки. Нам видны лишь глаза человека под защитным костюмом и очками.

Что было на завтрак и обед?

– Завтрак принесли примерно в 9.30: каша, бутерброд с маслом, чай и апельсин. На обед были салат, суп, макароны с гуляшом, компот и хлеб. По еде претензий нет, кормят нормально, а при желании даже можно попросить добавку. После завтрака к нам пришли врачи. Спросили про самочувствие. Потом приходила психолог из центра медицины катастроф, задавала вопросы про наше здоровье и моральный дух, не мучают ли бессонница, ночные кошмары, дала телефон горячей линии психологической помощи. Вообще персоналу здесь приходится нелегко. На улице жарко, а они все замотаны с головы до ног, не продохнуть.

Не пренебрегают ли они правилами? Не стягивают маску на подбородок и т.п.?

– Здесь все строго. Никому не хочется заразиться, персонал очень ответственно относится к требованиям.

Сколько человек в палате? Есть ли удобства? Можно ли выходить в коридор?

– В палате нас трое. Состояние комнаты хорошее, сделан свежий ремонт. Это ведь санаторий, в каждой комнате свои санузел и душ. Палату закрывают на ключ, выходить в коридор нам нельзя. Спасает балкон – можно подышать воздухом, насладиться солнцем, проветрить палату. По периметру санатория дежурят сотрудники полиции. То есть даже если захочешь сбежать, не получится.

Расскажите, когда вы должны были по графику вернуться в Пермь с вахты?

– Я работаю ведущим специалистом департамента логистики. Моя вахта заканчивалась 14 апреля, и 15 апреля я должен был прилететь в Уфу. Оттуда – автобусом до Перми. Но на фоне пандемии Россия ушла на самоизоляцию, пришли предписания Роспотребнадзора и закрылись все так называемые перевахты со сменой сотрудников. Нашу вахту продлили до 21 апреля. Но одна из сторонних организаций перевахтовку все-таки произвела, среди приехавших позже выявили троих заболевших.

Как вы узнали, что среди работников подтвердился COVID-19?

– Пришли электронные письма, что у троих человек пневмония. Тут же взяли тесты, потому что было подозрение на коронавирус, результаты оказались положительными. А мы с этими людьми достаточно активно общались по работе. Там вообще очень сложно не общаться – все живут в общежитиях, в комнате по 4-6 человек, питаются в общих столовых, которые принимают за раз до тысячи человек. Мы тогда, конечно, все испытали шок. После подтверждения диагноза у этих трех рабочих в городке начались карантинные мероприятия.

Какие меры были приняты?

– Сразу организовали обсерватор, примерно в километре от наших общежитий. Через пару дней пришло предписание от Роспотребнадзора: соблюдать дистанцию, носить маски. Но у нас три столовые по 1000 человек, несколько общежитий. Расселить всех или переформатировать питание, работу банно-прачечного комплекса оказалось крайне сложно. То есть мы соблюдали самоизоляцию днем, сидели в комнатах, но трижды в день все равно шли все вместе в столовую.

Когда у вас взяли первые пробы?

– Это было 21 апреля. Приехали сотрудники группы клиник «СОГАЗ МЕДИЦИНА», взяли в общей сложности 10,5 тысячи проб и уехали. Сказали, что анализы будут через 2-3 дня. Но прошла неделя – результатов не поступили. В интернете есть много роликов недовольства вахтовиков из-за этого, начался своего рода бунт. Сразу после этого в городок приехали сотрудники прокуратуры, полиции, Роспотребнадзора, на территории городка развернули полевой госпиталь.

Какими были результаты первых проб?

– Они приходили по спискам. Первый список состоял из 400 человек, у 150 – положительный результат. Тогда всех зараженных, с симптомами и без, решили поместить в обсерватор. Тогда мы улыбались, почти ни у кого не было симптоматики. Во втором списке было 2000 человек, почти у половины нашли COVID-19. А потом пришли остальные списки, зараженных оказалось очень много. Часть также отправили в обсерватор, но он не был рассчитан на такое количество заболевших. Тогда было принято решение помещать в него только реально заболевших. За ними уже круглосуточно присматривал медперсонал. Бессимптомных больных оставили на самоизоляции. Дважды в день измеряли температуру, люди стали соблюдать дистанцию, столы и стулья в столовой распределили так, чтобы сделать расстояние между ними максимальным.

Сколько было человек с симптомами болезни?

– Точно не знаю. Человек 200-300. Слышал, что были несколько тяжелобольных, но сам я их не знаю и не видел.

Ваш тест оказался положительным?

– Да, и это у меня вызвало удивление. Чувствовал-то я себя хорошо. Но у меня есть подозрение, что я переболел коронавирусом чуть раньше. Еще до взятия проб у меня были некоторые симптомы: сильная ломота в теле, такой никогда в жизни не было, и одышка. Но потом все прошло, температура даже не поднималась. Поэтому когда пришел результат, я уже был бессимптомным больным. Из четырех человек в нашей комнате у троих тест показал коронавирус.

Вы получили результаты на руки?

– Когда берут анализ, то присваивается номер пробы. И на сайте лаборатории, делающей анализ, по этому номеру можно узнать результат. Так я и узнал, что тоже заражен. Это было 28 апреля, спустя неделю после взятия проб.

Повторно пробы брали?

– 2-3 мая взяли анализ повторно. Результат мы узнали уже быстрее, 5-6 мая. У меня тест показал отрицательный результат.

Маски вас обязали носить?

– До первого анализа масок не было. Затем маски стали выдавать по три штуки на человека в день. Дефицита не было. Велась обработка помещений. Мы брали хлорные таблетки у уборщиц, мыли пол в комнате, обрабатывали личные вещи.

Сейчас на месторождении пермяки остались?

– Да, около 65 человек еще там. Мы из СМИ узнали, что у них подозрение на коронавирус, поэтому им пришлось остаться. Также там ждут возвращения домой рабочие из других регионов. На месторождении больше всего было работников из Уфы и Омска, примерно 1450 и 1800 соответственно. Из Уфы процентов 20 еще ждут возвращения домой. Сейчас оставшихся работников расселяют по общежитиям, а освободившиеся здания обрабатывают и консервируют, ведется полномасштабная дезинфекция.

Расскажите, как вас возвращали на родину?

– Вообще все структуры сработали четко. Мы очень благодарны нашему главе региона Дмитрию Махонину за такую слаженную работу. Когда пришел ответ, что Пермский край готов нас принять, был составлен список убывающих. Нас оповестили о времени и месте сбора. Там проверили сумки и попросили запаковать их в пленку или пакет, предупредив об обработке багажа перед погрузкой в самолет. Все сумки загрузили в отдельную машину. Нам измерили температуру, сверили пофамильно по списку и рассадили по автобусам. На выезде с промысла сверили паспорта. Отъехав немного от территории месторождения, водитель автобуса, который, кстати, был экипирован с ног до головы, выдал каждому из нас костюм, три маски, очки и перчатки. Это было требование аэропорта «Талакан» и компании «Сургутнефтегаз». Мы экипировались и поехали дальше.

Как вы отнеслись к своей новой экипировке?

– Очень спокойно. Никто из ребят не стал спорить или конфликтовать. Любое нарушение установленных правил – и тебя отправили бы обратно. Все отнеслись к принимаемым мерам с пониманием, хотя было ощущение, что все мы будто попали в какой-то фильм ужасов.

Сотрудники аэропорта тоже были в защите?

– Перед КПП в аэропорту нас встретила машина, которая сопровождала на взлетно-посадочную полосу. Прямо в этих же автобусах нас подвезли к самолету.

Сотрудники аэропорта тоже все полностью были в защитной одежде. Из автобуса нас выпускали по двое, и прямо у трапа самолета проверяли ручную кладь, просвечивали сумки. Потом запускали в самолет. Стюард тоже был в защитном костюме и маске, в этой же экипировке проводил инструктаж. Входы и выходы из самолета были завешены полиэтиленом.

Расскажите про встречу в Перми.

– Борт приземлился на полосу для чрезвычайных посадок. Она расположена далеко от терминала. Мы сразу увидели людей в спецодежде, двое было в распираторах и строгих черных костюмах, скорей всего, сотрудники администрации. Территорию у аэропорта оцепили. На трех автобусах с сопровождением сотрудников ДПС нас доставили в санаторий. Здесь нас встретили сотрудники «Энергетика» и Роспотребнадзора, все в полной экипировке.

Мазки брали уже в санатории?

– Мазки взяли в день приезда. Врач медицины катастроф объяснил, что если результат будет отрицательным, нам этого не скажут. А если за кем-то придут – у него положительный. Тогда его отправят на лечение, а у его друзей по палате карантин обнулится, снова возьмут пробы.

На 10-й день помещения в обсерватор нас ждет второй анализ. Результат будет готов перед выпиской. Если все будет хорошо, отправимся домой.

Как думаете, когда сможете вернуться на вахту?

– Стройка пока законсервирована, все строительно-монтажные работы приостановлены. Необходимо провести полную дезинфекцию городка. Сейчас все графики вахт сместились. Все будет зависеть от положения в Москве. К работе я вернусь, скорее всего, только в сентябре.

Через 13 дней вы вернетесь домой. Что сделаете в первую очередь?

– Обниму супругу. Три месяца не виделись!

Фото: личный архив Виталия Быстрова.

«Для людей это шок какой-то»: Ксения Хоффман о доходах блогеров и отношении к ним в обществе

Популярного блогера Ксению Хоффман, автора YouTube-канала «Пушка» с двумя миллионами подписчиков, часто называют Юрием Дудем для школьников. Основным направлением ее блога стали интервью с юными коллегами по цеху, которые оказались в трудных жизненных ситуациях, но сумели найти из них выход. Почти каждый выпуск «Пушки» попадает в тренды YouTube, при этом большинство героев вряд ли известны тем, кто старше двадцати. В программе «Такая работа» Ксения рассказала Тимуру Олевскому и журналисту проекта «Сноб» Ренату Давлетгильдееву о том, как устроены тикток-хаусы и почему в России блогеров-подростков не воспринимают всерьез, несмотря на их успех.

В одном из выпусков на канале Ксении рассказывалось о домогательствах в московском тикток-хаусе Lemonade House (общий дом для команды молодых популярных тиктокеров, которые живут вместе и занимаются производством контента для соцсетей – «МБХ медиа»). Шесть блогеров рассказали «Пушке», что продюсер и основатель проекта Александр Исамбаев домогался их. Молодые люди утверждали, что мужчина прикасался к ним, пытаясь обнять, часто отпускал шутки с сексуальным подтекстом и намекал на интимные отношения, при этом особое внимание он уделял только блогерам-парням. Сам Исамбаев назвал обвинения ложными.

Тимур Олевский задал Ксении вопрос о том, почему расследование «Пушки», о котором знают многие подростки страны, не получило широкого резонанса в российской прессе и не освещалось там широко. Хоффман заметила, что представители старших поколений, по ее мнению, просто привыкли замалчивать проблемы такого рода.

«Сейчас молодое поколение не боится рассказывать, например, о тех же изнасилованиях и сексуальных домогательствах. И наш выпуск показал, что это может случиться не только по отношению к женщинам, как все привыкли думать, но и к мужчинам, и к парням тоже», – заявила она.

Девушка рассказала, что сейчас следователи проверяют информацию, озвученную тиктокерами в расследовании «Пушки».

«Я знаю, что началась проверка по этому вопросу. До меня доходили слухи, что многие депутаты направляли обращения в СК, чтобы, собственно, занялись этим делом. Но как сейчас идет дело, я, честно говоря, не знаю», – сказала блогер.

Ксения также объяснила в чем основной смысл тикток-хаусов, которые некоторые также называют «элитными общежитиями». По ее словам, такие пространства позволяют блогерам расширять аудиторию друг друга, объединять трафик и таким образом вместе монетизировать свою популярность.

В такие дома подростки попадают по приглашению их владельцев, которые подписывают с ними контракт, а затем получают часть прибыли от рекламных контрактов звезд соцсетей. Зачастую обитатели тикток-хаусов очень юны, некоторым из них едва исполнилось 14 лет. Большинство из них переезжает в хаусы из других регионов, стремясь убежать от бедности, замечает Хоффман.

«Более старшее поколение, на мой взгляд, оно привыкло уже [что все плохо]. Главное, что есть, что покушать, крыша над головой, а там уж как-то справимся, как-нибудь вытянем. А молодые, они более амбициозны, что ли. Они понимают, что вот эта культура «работай по 20 часов каждый день, спи по три часа, при этом еще пробуй содержать семью из 20 человек» – это ненормально. Они хотят жить, а не существовать “ради пожрать” и, прошу прощения, утрированно – плодиться», – пояснила Хоффман.

Ксения считает, что в России в целом не принято серьезно относиться к детям, в том числе к подросткам-блогерам — просто потому что они дети.

«У нас, конечно, культура такая… В начале, когда начали только появляться блогеры, нас всех поливали грязью. Как только все поняли, что мы еще делаем деньги на том, чем занимаемся… Мало того, что мы получаем удовольствие, так мы еще и зарабатываем. Люди не понимали и не понимают до сих пор, как можно делать то, что нравится, не пахать по 20 часов и хорошо получать. Для людей это диссонанс, у них шок какой-то», – сказала она.

Девушка отметила, что многие воспринимают блогеров как лентяев, которые ничего не делают, хотя это не так. При этом Хоффман уверена, что изменить подобное отношение среди людей более старшего возраста уже не получится. А вот те, кто вырос в эпоху развития соцсетей, вполне понимают, как зарабатывают интернет-звезды.

«Захожу в твиттер, его сейчас хотят заблокировать, к сожалению… И меня там прям очень радует то, что я там читаю: люди действительно понимают, что снять ролик – это не просто поставить камеру, поговорить какую-то чушь и нажать на кнопку «загрузить». За всем этим стоит огромная работа. Люди начинают это осознавать, и понимать, и ценить. И это очень круто», – заявила Ксения.

Хоффман убеждена, что блогерство открывает для подростков очень много возможностей и путей.

«Потому что в своем блоге ты и режиссер, и монтажер, и сценарист. В общем, очень большое количество людей в одном. И дальше ты уже начинаешь отталкиваться от того, что [тебе] ближе к сердцу. Кто-то, возможно, станет очень крутым журналистом, кто-то пойдет на телевидение. Потому что, я хочу заметить, наши звезды шоу-бизнеса — они не вечные. Хотя они очень хотят в это верить. И уже держатся [за работу] зубами и когтями… Но им на замену обязательно кто-нибудь придет. И это будут ребята [тиктокеры]. И они будут развиваться дальше: кто-то пойдет работать в рекламные агентства, кто-то в режиссуру, в сценарное дело, или, может быть, художником станет. Возможностей миллион!», – считает она.

При этом Ксения отмечает, что единственным препятствием к развитию и работе над собой могут стать деньги и слава.

«В таком юном возрасте они получают огромную популярность, признание, и что, немаловажно, деньги, — это очень, как это, балует. Деньги очень развращают», – подчеркнула блогер.

Однако, по словам Хоффман, среди блогеров есть очень ответственные и работоспособные молодые люди.

«Хочу в пример Катю Адушкину привести в пример: потрясающая девчонка, очень дисциплинированная, суперответственная. Да, возможно, то, что она делает мне непонятно, просто потому что я не ее целевая аудитория, но девчонка реально растет, развивается. И реклама, и зарабатывает она ого-го сколько. Молодец! Просто не всем повезло найти себе хорошего продюсера или хорошего менеджера, ассистента. В 17 лет тебе кажется, что ты всемогущ, у тебя огромное количество сил, и ты все сделаешь сам», – сказала она.

Также Ксения рассказала об отношении родителей блогеров к их деятельности. По ее словам, некоторые взрослые не понимают, чем занимаются их дети, другие же поддерживают их начинания.

«Родители держат кулачки за них и говорят: “Молодец, мы в тебя верим, ты умничка!”. Некоторые родители понимают, некоторым родителям, естественно, не позволяет их эго, конечно, это их задевает. Кто-то просто не понимает в целом, как это работает», – пояснила девушка.

Хоффман призналась, что ее родители какое-то время тоже не понимали, чем занимается их дочь. Например, ей целый год пришлось разговаривать с мамой — та думала, что Ксения занимается эскортом.

«Я ей пыталась объяснить: «Мам, я же при тебе видео [записываю]. Вот ты дома, я снимаю видео, смотри». Она в ответ: «Нет, ну ты же не можешь на этом зарабатывать». Они просто не понимают», – заключила блогер.

Полную версию интервью с Ксенией Хоффман смотрите на YouTube-канале «Такая работа».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Семь месяцев на «скорости». Откровения наркозависимого

Депрессия, мысли о суициде, сердце «старика» и большие долги. За несколько месяцев употребления синтетических наркотиков некогда перспективный 22-летний Богдан превратился в издерганного, худого, измученного человека. Ставшие «модными» среди казахстанской молодежи синтетические наркотики стремительно продолжают губить жизни одного человека за другим, говорит он.

  • Елена ВЕБЕР

Депрессия, мысли о суициде, сердце «старика» и большие долги. За несколько месяцев употребления синтетических наркотиков некогда перспективный 22-летний Богдан превратился в издерганного, худого, измученного человека. Ставшие «модными» среди казахстанской молодежи синтетические наркотики стремительно продолжают губить жизни одного человека за другим, говорит он.

Начитанный, интересный собеседник. Его выдает замедленная речь, невольные спазмы тела, долгие непроизвольные паузы в разговоре. Он жалуется на проблемы с сердцем и сильную потерю веса. 22-летний Богдан употреблял синтетические наркотики несколько месяцев. Сам себя он называет пока еще действующим «скоростником» (употребляющим синтетический наркотик «скорость». —​ Ред.).

Когда-то Богдан был спортсменом, по специальности — учитель. Жизнь шла своим чередом: «хорошая работа, хорошая машина». Жил отдельно от родителей, стремился к самостоятельности. Поворотным моментом, по его словам, стала раскрывшаяся неверность девушки. В надежде забыться Богдан впервые попробовал «скорость».

— Я раньше сам ненавидел «скоростников», — бывало, даже бил их. «Скорость» не так проста, как ее описывают продавцы. Привыкание с первого раза идет. Я подсел плотно. Мы курили и нюхали. А, попробовав раз, остановиться сам уже не можешь. Это психологическая зависимость. Там сделано очень хитро, как сетевой маркетинг: в любом случае ты подтянешь своего друга, потому что один боишься употреблять.

По словам Богдана, он видел, как за дозой обращались даже дети. Эта картина шокировала даже его.

— Как-то я подъехал к «точке», где из окна квартиры мне должны были скинуть «сверток» [с наркотиками], и увидел девчонку лет 13 и пацана лет 15. Она осталась ждать на лавочке: вся скорчилась, в глазах — пустота, а пацан пошел за дозой. От этого даже я был в шоке. Рядом с «точкой» расположен отдел полиции. Закладчики не заморачиваются с местом закладки. Некоторые даже заказывают для этих дел такси по направлению «туда-обратно»: просят водителя остановиться за углом, делают закладки и быстро возвращаются в машину, — рассказывает Богдан.

«ХОЧУ СЕМЬЮ, ДЕТЕЙ, РАБОТАТЬ»

Богдан употреблял «синтетики» семь месяцев подряд. Потом на два месяца останавливался, но вновь срывался. В итоге от него отвернулась семья, с работы уволили. Какое-то время таксовал, но денег не хватало, залез в долги, брал кредиты в банке.

По подсчетам Богдана, за один месяц он через киви-кошелек перевел на наркотики 460 тысяч тенге. Многие наркозависимые, сидящие на «синтетике», утверждает он, в итоге начинают делать закладки, потому что денег катастрофически не хватает. Сам он, по его словам, дойти до этого не успел: родители отвезли его в реабилитационный центр.

— Я не знаю, получится ли у меня избавиться от этой зависимости, не начну ли я принимать эти наркотики потом. Но желание есть. Я хочу семью, детей, хочу работать. Человек, у которого всё в жизни хорошо, никогда не подсядет на наркотики, а, найдя закладку, сожжет ее. А если человек слаб духом, в жизни что-то не ладится, то обязательно найдется тот, кто этим воспользуется, — говорит Богдан.

В реабилитационном центре Богдан на момент нашего разговора провел около двух недель. Здесь его иногда навещают родители. Общение с родными, говорит он, «потихоньку налаживается». На реабилитации ему предстоит пробыть полтора года.

«СТИМУЛИРОВАТЬ ПОЛИЦИЮ»

Всё новые надписи на стенах домов, зданий, заборах казахстанских городов, рекламирующие синтетические наркотики и сайты, где их можно приобрести, а также заработать, делая «закладки», продолжают множиться.

В полиции сложности борьбы с этим видом наркотиков до недавнего времени часто объясняли несовершенствами законодательства, из-за которых власти не успевали вносить в национальный список запрещенных веществ новые вариации «синтетиков», изобретаемых подпольными химиками. Как следствие, вещества невозможно было классифицировать как незаконные.

Специалисты говорят, что до недавнего времени действительно не могли отнести к запрещенным психотропным веществам или наркотическим средствам даже самые распространенные на сегодня синтетические наркотики. Среди них: pvp (пи-ви-пи) — новое вещество, относящееся к группе синтетических препаратов, оказывающих психотропное воздействие на человека, — и мефедрон (наркотик, получаемый посредством синтезирования амфетамина и катионов в искусственных условиях). Эти вещества в Нацсписке попросту отсутствовали.

В июле в Казахстане приняли новое постановление. Оно уже введено в действие. Был утвержден новый список наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров (веществ, участвующих в реакции. — Ред.), подлежащих контролю. Также были утверждены сводная таблица об отнесении наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, обнаруженных в незаконном обороте, к небольшим, крупным и особо крупным размерам, а также список заместителей в структурных формулах наркотических средств и психотропных веществ. Обновленный список имеется в открытом доступе в Интернете.

В этой связи казахстанские эксперты, исследующие изъятые синтетические наркотики, говорят, что несколько воспряли духом. Они надеются, что у полиции с введением новых правил «появится стимул» для более активного выявления цепочек сбыта и передачи дел в суд.

— Теперь принесенное на экспертизу вещество уже можно сразу отнести к наркотикам. И если химическая формула совпадает, но немного различается и есть заместители атомов водорода, то мы тоже можем отнести это вещество к наркотическим средствам. Это и экспертам облегчило работу, и для правоохранительных органов появится стимул. Они будут быстрее реагировать. Раньше было много отказных материалов, ведь многие вещества не были внесены в список запрещенных. Теперь нам нужно поработать и привыкнуть к этим изменениям, которые, я считаю, значительно облегчат работу всем структурам. Даже если наркотическое средство есть в списке ООН, Евразийского сообщества, а у нас его нет, то его тут же внесут и у нас, — говорит репортеру Азаттык эксперт Института судебной экспертизы в Карагандинской области Марина Чупина.

Информация о поимке очередных сбытчиков и «закладчиков» на республиканском и местном уровне появляется нечасто. И, говорят эксперты, их задержание до конца проблему не решает — им на смену приходят новые люди. Бороться, считают они, в первую очередь необходимо с подпольными лабораториями, где изобретают новые виды «синтетиков», и поставщиками.

Среди наркозависимых в стране ходят разговоры о том, что подпольные лаборатории имеются не только за границей, но и на территории Казахстана.

До настоящего момента не сообщалось ни об одном факте раскрытия и пресечения их деятельности. Способны ли новые правила положительно повлиять на их обнаружение, а также существенно увеличить количество дел в отношении сбытчиков и курьеров «синтетиков», пока неизвестно.

Мозг под гипнозом: психолог рассказывает, как помочь себе пережить шок

Дорожная авария, смерть близкого человека, внезапное нападение, обрушение здания или пожар — все это может вызвать у человека шоковое состояние. Как помочь себе и близким в такой ситуации, рассказывает психолог Московской службы психологической помощи Мария Ревкова.

Состояние шока — это ответ психики на неожиданный или чрезмерный стимул. Человек не может адаптироваться к ситуации и «выпадает» в измененное состояние сознания. Эту реакцию нельзя контролировать, она происходит на бессознательном уровне.

От сильного потрясения человек может застыть на месте тогда, когда нужно бежать. Или, наоборот, сделать такое, на что был неспособен раньше. Сильный шок может заставить реагировать весь наш организм, вывести его из строя.

« Без помощи специалистов в подобных ситуациях не обойтись. Такое состояние — по сути, транс. Психика подвергается настоящему гипнотическому воздействию. В дальнейшем человек может давать неожиданные реакции на те или иные обстоятельства, безобидные ситуации воспринимать как опасные. При этом головой он прекрасно понимает, что повода для такой реакции нет, но эмоционально переживает сильную тревогу» , — поясняет психолог.

При более легких потрясениях действие шока может быть не так заметно. Человек постепенно приходит в себя и живет дальше. Однако то, что произошло в его психике, может аукаться самым неожиданным образом.

Легкий шок, вызванный внезапным событием, вызывает легкий транс. Человек может его даже не заметить. Но даже в эти несколько минут психика подвержена гипнотическому воздействию.

« То есть шокирующая информация по телевизору и следующая за ней реклама чего-нибудь вполне могут действовать как внушение. Вы даже не сможете отследить, связать, но дадите определенную реакцию», — отметила психолог.

Три совета, как пережить шок:

    Наладить дыхание
    Нужно наладить ровное дыхание. Дышать и проговаривать: «Я делаю вдох, я делаю выдох». Также необходимо «заземлиться»: для этого лучше всего сесть на стул, чтобы чувствовать опору ногами (их при этом скрещивать не нужно). Если такой возможности нет, можно опереться на стену или другого человека. Обычно, чтобы справиться с шоком, требуется не больше 10 минут в таком положении.

Быть рядом
Чтобы оказать помощь человеку в шоке, необходимо быть рядом с ним. Но ничего не внушать из серии «все будет хорошо», не расспрашивать о происшедшем (это приведет к повторному шоку) и никуда не тащить. Можно обнять, положив руки между лопатками. Когда человек немного придет в себя, дать ему чая с сахаром.

  • Личный рецепт
    Есть психотехники, придуманные самими людьми. Например, солдату, если он в шоке, советовали прокусить собственную губу до крови. Затем посмотреть на кровь. Оцепенение сразу спадает. Секрет — не в виде крови, а в волевом усилии, в стремлении взять контроль, ответственность за свою жизнь. Когда ты сам себе причиняешь боль, ты подавляешь свои животные инстинкты, которые всегда направлены на самосохранение. Прокусив губу, ты поступаешь противоестественно — наносишь вред своему организму, зато рождаешься человеком разумным, подавляешь в себе животное начало.
  • Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

    Сколько сколько сам в шоке

    Анафилаксия, по данным Всемирного общества здоровья, относится к группе опасных заболеваний. В течение последних десятилетий выявлена стойкая тенденция к увеличению числа аллергических заболеваний. В том числе наблюдается рост острых аллергических реакций и состояний, нередко угрожающих жизни больного и требующих неотложной помощи. Наиболее тяжелым проявлением системных аллергических реакций является анафилактический шок, который, при отсутствии грамотной и своевременно оказанной медицинской помощи, чреват летальным исходом. Собственно, в 1 проценте случаев так и случается.

    По данным эпидемиологических исследований в России, анафилактический шок чаще всего развивается после приема какого-либо лекарственного препарата, либо укуса насекомого. Признаки заболевания нарастают в течение буквально нескольких минут.

    Наиболее частыми аллергенами в случае анафилактического шока становятся лекарственные средства, назначаемые в соответствии с показаниями. Существует ряд медикаментов, которые чаще других провоцируют нежелательные реакции, и перед их применением медики обязаны провести пробу (например, новокаин). Но в медицинской практике известны случаи анафилактического шока на супрастин – средство, используемое именно для лечения аллергии! И предусмотреть такой феномен невозможно. Анафилактический шок – это, пожалуй, единственное патологическое состояние, где даже минутное промедление с оказанием помощи может лишить больного всякого шанса на выздоровление. Поэтому в любом процедурном кабинете есть специальная укладка, в которой имеются все необходимые для купирования шока препараты.

    Каждый медицинский работник, и медсестра в первую очередь, должен уметь быстро распознать признаки анафилактического шока и владеть навыками оказания первой помощи. В положении, когда пострадавшему нужна будет помощь, может оказаться, даже в стенах медицинского учреждения, медицинская сестра любой специализации, поэтому каждому из среднего медицинского персонала для того, чтобы не растеряться в критической ситуации, необходимо знать причину, которая может вызвать анафилаксию, признаки шока и четкую последовательность действий.

    Клиническая картина анафилактического шока зависит от того, в какой форме он проявляется. Всего таких типов 5:
    – гемодинамический – острое начало с критическим падением артериального давления и без признаков поражения прочих органов и систем;
    – астмоидный (асфиксический) – с мощным бронхоспазмом и стремительно нарастающей дыхательной недостаточностью;
    – церебральный, протекающий с тяжелым поражением структур головного и спинного мозга;
    – абдоминальный, при котором имеются серьезные нарушения со стороны органов брюшной полости;
    – также выделяют форму, протекающую с яркой симптоматикой со стороны кожи и слизистых оболочек.

    Немаловажны и знания о степени тяжести анафилактического шока, поскольку от его симптоматики будут зависеть действия медицинского работника.

    Анафилактический шок 1 степени – это наиболее благоприятная его форма. Гемодинамика нарушается незначительно, артериальное давление падает несильно. Возможны кожные проявления аллергии – зуд, сыпь, крапивница, а также першение в горле, кашель, вплоть до отека Квинке. Больной возбужден или, напротив, вял, иногда отмечается страх смерти.

    Шок II степени тяжести характеризуется более серьезным снижением показателей гемодинамики в виде гипотонии до 90-60/40 мм ртутного столба. Потеря сознания наступает не сразу или этого может вообще не произойти. Отмечаются общие явления анафилаксии:
    – зуд, сыпь;
    – ринит, конъюнктивит;
    – отек Квинке;
    – изменения голоса вплоть до его исчезновения;
    – кашель, приступы удушья;
    – боли в животе и области сердца.

    При анафилактическом шоке III степени больной быстро теряет сознание. Давление снижается до 60-40 мм ртутного столба. Частый симптом — судорожный припадок вследствие тяжелого поражения центральной нервной системы. Отмечаются холодный липкий пот, синюшность губ, расширение зрачков. Сердечная деятельность ослаблена, пульс неритмичен, слаб. При этой степени шока шансы больного на выживание очень малы даже при своевременной помощи.

    При шоке IV степени явления анафилаксии нарастают молниеносно, буквально «на игле». Уже в момент введения аллергена едва ли не мгновенно артериальное давление падает вплоть до нулевых цифр, человек теряет сознание, нарастает бронхоспазм, отек легких и острая дыхательная недостаточность. Такая форма быстро приводит к коматозному состоянию и гибели больного, несмотря на интенсивные лечебные мероприятия.

    Очевидно, что куда проще не допустить крайних проявлений анафилаксии в виде анафитактического шока, нежели выводить пострадавшего из него. Могут ли медики минимизировать риск возникновения анафилактического шока у пациента? Безусловно, и здесь роль медицинской сестры – важнейшая. От того, насколько тщательно и достоверно будет собран индивидуальный и семейный аллергологический анамнез, зависит порой не только здоровье, но и сама жизнь пациента.

    В ходе занятия слушателей школы – средний медицинский персонал учреждения – познакомили с правилами работы с лекарственными препаратами, следование которым минимизирует риск возникновения анафилактического шока от приема медикаментов. Были сформулированы и общие принципы профилактики анафилактического шока, которые условно подразделяются на три категории. Первичная профилактика шока предусматривает предотвращение контакта человека с аллергеном. Она включает в себя прежде всего исключение из жизни пациента вредных привычек: курения, употребления наркотических и токсикологических средств. Важно исключить прием ряда пищевых добавок, не принимать одновременно большое количество лекарственных препаратов.

    В этом же ряду стоит и борьба с загрязнением окружающей среды продуктами химического производства, что достаточно актуально для нашего города.

    Вторичная профилактика анафилактического шока призвана способствовать ранней диагностике и своевременному лечению анафилаксии, тщательному сбору аллергологического анамнеза. Наконец, третичная профилактика предупреждает рецидивирование заболевания.

    Несомненно, медицинскому персоналу важно помнить пошагово и алгоритм неотложной помощи при анафилактическом шоке. Он был расписан в презентации, подготовленной специально к занятию.

    Напомнили и о том, что тем пациентам, которые перенесли анафилактический шок при лечении в стационаре, при выписке на титульном листе истории болезни ставится красным карандашом отметка «лекарственная аллергия» или «анафилактический шок».

    После выписки пациентов с анафилактическим шоком на лекарства следует направлять к специалистам по месту жительства, где они будут находится на диспансерном учете и получать иммунокорригирующее и гипосенсибилизирующее лечение.

    Комментируя данное занятие Школы практического мастерства, главная медицинская сестра ТОГБУЗ «ГКБ им. Арх. Луки г. Тамбова» Елена Юрьевна Еремина заметила:
    – Профессия медицинской сестры требует полной самоотдачи. Она подразумевает глубокие многопрофильные знания, отточенные до совершенства практические навыки, большие физические и моральные нагрузки, огромную ответственность, а, кроме того, умение молниеносно в критической ситуации принять единственно правильное решение.

    Управление качеством в здравоохранении предусматривает совершенствование управления деятельностью сестринских служб, формирование среды в практическом здравоохранении для работы специалистов сестринского дела. Школа практического мастерства за время своей работы доказала эффективность именно такого подхода к формированию профессиональной среды в учреждении. Традиционная форма организации деятельности сестринского персонала в медицинских организациях не всегда обеспечивает достаточный уровень развития профессиональных и личностных компетенций медицинской сестры, а, как известно, компетенции являются средством описания видов деятельности специалиста, которые подлежат освоению в процессе его работы. Компетенциям невозможно научить, их можно только сформировать на основе развития личностных качеств специалиста в процессе трудовой деятельности, в ходе обмена опытом работы.

    Своевременно и быстро оказанная помощь наших сестер не раз спасала жизнь пациентам. Часто приходится оказывать помощь при обмороке, гипертоническом кризе, стенокардии, анафилактическом шоке, отеке Квинке и других неотложных состояниях. И здесь на помощь приходят и те знания и практические навыки, что наш средний медицинский персонал получил на занятиях в Школе практического мастерства.

    Думается, в решении задачи повышения качества медицинской помощи, сбережения здоровья наших пациентов мы находимся на верном пути.

    Сколько сколько сам в шоке

    656006, Россия, Алтайский край,

    ул. Балтийская, 4а

    Тел.: (+7-385-2) 20-10-02

    (многоканальный)

    Режим работы:

    пн.-пт.: 08:00 — 20:00

    сб.: 09:00 — 20:00

    вс.: 09:00 — 17:00

    656057, Россия, Алтайский край,

    ул. Энтузиастов, 33б

    Тел.: (+7-385-2) 20-18-01;

    20-19-01

    Режим работы:

    пн.-пт.: 08:00 — 20:00

    сб.: 09:00 — 20:00

    вс.: 09:00 — 17:00

    656010, Россия, Алтайский край,

    ул. Петра Сухова, 42

    Тел.: (+7-385-2) 77-45-53;

    29-98-18

    Режим работы:

    пн.-пт.: 08:00 — 20:00

    сб.: 09:00 — 20:00

    вс.: 09:00 — 17:00

    Анафилактический шок

    Анафилактический шок – это острое патологическое состояние, которое возникает при повторном проникновении аллергена, в результате чего развиваются тяжелые гемодинамические нарушения и гипоксия. Основными причинами развития анафилаксии являются поступление в организм различных медикаментов и вакцин, укусы насекомых, пищевая аллергия. При тяжелой степени шока быстро наступает потеря сознания, развивается кома и при отсутствии неотложной помощи – летальный исход. Лечение заключается в прекращении поступления в организм аллергена, восстановлении функции кровообращения и дыхания, при необходимости – проведении реанимационных мероприятий.

    Общие сведения

    Анафилактический шок (анафилаксия) – это тяжелая системная аллергическая реакция немедленного типа, развивающаяся при контакте с чужеродными веществами-антигенами (медикаментозными средствами, сыворотками, рентгеноконтрастными препаратами, пищевыми продуктами, при укусах змей и насекомых), которая сопровождается выраженными нарушениями кровообращения и функций органов и систем.

    Анафилактический шок развивается примерно у одного из 50 тысяч человек, причем количество случаев этой системной аллергической реакции растет с каждым годом. Так, в Соединенных Штатах Америки каждый год регистрируется более 80 тысяч случаев развития анафилактических реакций, и риск возникновения хотя бы одного эпизода анафилаксии в течение жизни существует у 20-40 миллионов жителей США. По данным статистики, примерно в 20% случаев причиной развития анафилактического шока является использование лекарственных препаратов. Нередко анафилаксия заканчивается летальным исходом.

    Причины

    Аллергеном, приводящим к развитию анафилактической реакции, может стать любое вещество, попадающее в организм человека. Анафилактические реакции чаще развиваются при наличии наследственной предрасположенности (отмечается повышение реактивности иммунной системы – как клеточной, так и гуморальной). Наиболее частой причиной анафилактического шока являются:

    • Введение медикаментозных средств. Это антибактериальные (антибиотики и сульфаниламиды), гормональные средства (инсулин, адренокортикотропный гормон, кортикотропин и прогестерон), ферментные препараты, анестетики, гетерологичные сыворотки и вакцины. Гиперреакция иммунной системы может развиться и на введение рентгеноконтрастных препаратов, используемых при проведении инструментальных исследований.
    • Укусы и ужаления. Еще одна причинный фактор возникновения анафилактического шока — укусы змей и насекомых (пчел, шмелей, шершней, муравьев). В 20-40% случаев ужаления пчел жертвами анафилаксии становятся пчеловоды.
    • Пищевая аллергия. Анафилаксия нередко развивается на пищевые аллергены (яйца, молочные продукты, рыбу и морепродукты, сою и арахис, пищевые добавки, красители и ароматизаторы, а также биопрепараты, используемые для обработки плодов овощей и фруктов). Так, в США более 90% случаев тяжелых анафилактических реакций развивается на лесные орехи. В последние годы участилось количество случаев развития анафилактического шока на сульфиты – пищевые добавки, используемые для более длительной сохранности продукта. Эти вещества добавляют в пиво и вино, свежие овощи, фрукты, соусы.
    • Физические факторы. Заболевание может развиваться при воздействии различных физических факторов (работа, связанная с мышечным напряжением, спортивные тренировки, холод и тепло), а также при сочетании приема некоторых пищевых продуктов (чаще это креветки, орехи, куриное мясо, сельдерей, белый хлеб) и последующей физической нагрузки (работа на приусадебном участке, спортивные игры, бег, плавание и т. д.)
    • Аллергия на латекс. Учащаются случаи анафилаксии на изделия из латекса (резиновые перчатки, катетеры, шинную продукцию и др.), причем нередко наблюдается перекрестная аллергия на латекс и некоторые фрукты (авокадо, бананы, киви).

    Патогенез

    Анафилактический шок представляет собой немедленную генерализованную аллергическую реакцию, которая обусловлена взаимодействием вещества с антигенными свойствами и иммуноглобулина IgE. При повторном поступлении аллергена высвобождаются различные медиаторы (гистамин, простагландины, хемотаксические факторы, лейкотриены и др.) и развиваются многочисленные системные проявления со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной систем, желудочно-кишечного тракта, кожных покровов.

    Это коллапс сосудов, гиповолемия, сокращение гладких мышц, бронхоспазм, гиперсекреция слизи, отеки различной локализации и другие патологические изменения. В результате уменьшается объем циркулирующей крови, снижается артериальное давление, парализуется сосудодвигательный центр, уменьшается ударный объем сердца и развиваются явления сердечно-сосудистой недостаточности. Системная аллергическая реакция при анафилактическом шоке сопровождается и развитием дыхательной недостаточности из-за спазма бронхов, скопления в просвете бронхов вязкого слизистого отделяемого, появления кровоизлияний и ателектазов в ткани легких, застоя крови в малом круге кровообращения. Нарушения отмечаются и со стороны кожных покровов, органов брюшной полости и малого таза, эндокринной системы, головного мозга.

    Симптомы анафилактического шока

    Клинические симптомы анафилактического шока зависят от индивидуальных особенностей организма больного (чувствительность иммунной системы к конкретному аллергену, возраст, наличие сопутствующих заболеваний и др.), способа проникновения вещества с антигенными свойствами (парентерально, через дыхательные пути или пищеварительный тракт), преобладающего «шокового органа» (сердце и сосуды, дыхательные пути, кожные покровы). При этом характерная симптоматика может развиваться как молниеносно (во время парентерального введения медикамента), так и через 2-4 часа после встречи с аллергеном.

    Характерны для анафилаксии остро возникающие нарушения работы сердечно-сосудистой системы: снижение артериального давления с появлением головокружения, слабости, обморочных состояний, аритмии (тахикардия, экстрасистолия, мерцательная аритмия и т. д.), развитием сосудистого коллапса, инфаркта миокарда (боли за грудиной, страх смерти, гипотензия). Респираторные признаки анафилактического шока – это появление выраженной одышки, ринореи, дисфонии, свистящего дыхания, бронхоспазма и асфиксии. Нейропсихические расстройства характеризуются выраженной головной болью, психомоторным возбуждением, чувством страха, тревоги, судорожным синдромом. Могут появляться нарушения функции тазовых органов (непроизвольное мочеиспускание и дефекация). Кожные признаки анафилаксии – появление эритемы, крапивницы, ангиоотека.

    Клиническая картина будет отличаться в зависимости от тяжести анафилаксии. Выделяют 4 степени тяжести:

    • При I степени шока нарушения незначительные, артериальное давление (АД) снижено на 20-40 мм рт. ст. Сознание не нарушено, беспокоит сухость в горле, кашель, боли за грудиной, чувство жара, общее беспокойство, может быть сыпь на коже.
    • Для II степени анафилактического шока характерны более выраженные нарушения. При этом систолическое АД опускается до 60-80, а диастолическое – до 40 мм ртутного столба. Беспокоит чувство страха, общая слабость, головокружение, явления риноконъюнктивита, высыпания на коже с зудом, отек Квинке, затруднения при глотании и разговоре, боли в животе и пояснице, тяжесть за грудиной, одышка в покое. Нередко появляется повторная рвота, нарушается контроль процесса мочеиспускания и дефекации.
    • III степень тяжести шока проявляется снижением систолического АД до 40-60 мм рт. ст., а диастолического – до 0. Наступает потеря сознания, зрачки расширяются, кожа холодная, липкая, пульс становится нитевидным, развивается судорожный синдром.
    • IV степень анафилаксии развивается молниеносно. При этом больной без сознания, АД и пульс не определяются, отсутствует сердечная деятельность и дыхание. Необходимы неотложные реанимационные мероприятия для спасения жизни пациента.

    При выходе из шокового состояния у больного сохраняется слабость, вялость, заторможенность, лихорадка, миалгии, артралгии, одышка, боли в сердце. Может отмечаться тошнота, рвота, боли по всему животу. После купирования острых проявлений анафилактического шока (в первые 2-4 недели) нередко развиваются осложнения в виде бронхиальной астмы и рецидивирующей крапивницы, аллергического миокардита, гепатита, гломерулонефрита, системной красной волчанки, узелкового периартериита и пр.

    Диагностика

    Диагноз анафилактического шока устанавливается преимущественно по клинической симптоматике, так как времени на подробный сбор анамнестических данных, проведение лабораторных анализов и аллергологических проб не остается. Помочь может лишь учет обстоятельств, во время которых наступила анафилаксия – парентеральное введение лекарственного средства, укус змеи, употребление в пищу определенного продукта и т. д.

    Во время осмотра оценивается общее состояние больного, функция основных органов и систем (сердечно-сосудистой, дыхательной, нервной и эндокринной). Уже визуальный осмотр пациента с анафилактическим шоком позволяет определить ясность сознания, наличие зрачкового рефлекса, глубину и частоту дыхания, состояние кожных покровов, сохранение контроля над функцией мочеиспускания и дефекации, наличие или отсутствие рвоты, судорожного синдрома. Далее определяются наличие и качественные характеристики пульса на периферических и магистральных артериях, уровень артериального давления, аускультативные данные при выслушивании тонов сердца и дыхания над легкими.

    После оказания неотложной помощи пациенту с анафилактическим шоком и ликвидации непосредственной угрозы для жизни проводятся лабораторные и инструментальные исследования, позволяющие уточнить диагноз и исключить другие заболевания со сходной симптоматикой:

    • Лабораторные тесты. При проведении лабораторного общеклинического обследования выполняют клинический анализ крови (чаще выявляется лейкоцитоз, увеличение количества эритроцитов, нейтрофилов, эозинофилов), оценивается выраженность респираторного и метаболического ацидоза (измеряется pH, парциальное давление углекислого газа и кислорода в крови), определяется водно-электролитный баланс, показатели системы свертывания крови и др.
    • Аллергологическое обследование. При анафилактическом шоке предусматривает определение триптазы и ИЛ-5, уровня общего и специфического иммуноглобулина E, гистамина, а после купирования острых проявлений анафилаксии – выявление аллергенов с помощью кожных проб и лабораторного исследования.
    • Инструментальная диагностика. На электрокардиограмме определяются признаки перегрузки правых отделов сердца, ишемия миокарда, тахикардия, аритмия. На рентгенограмме органов грудной клетки могут выявляться признаки эмфиземы легких. В острый период анафилактического шока и в течение 7-10 дней проводится мониторинг артериального давления, частоты сердечных сокращений и дыхания, ЭКГ. При необходимости назначается проведение пульсоксиметрии, капнометрии и капнографии, определение артериального и центрального венозного давления инвазивным методом.

    Дифференциальная диагностика проводится с другими состояниями, которые сопровождаются выраженным снижением АД, нарушениями сознания, дыхания и сердечной деятельности: с кардиогенным и септическим шоком, инфарктом миокарда и острой сердечно-сосудистой недостаточностью различного генеза, тромбоэмболией легочной артерии, синкопальными состояниями и эпилептическим синдромом, гипогликемией, острыми отравлениями и др. Следует отличать анафилактический шок от сходных по проявлениям анафилактоидных реакций, которые развиваются уже при первой встрече с аллергеном и при которых не задействованы иммунные механизмы (взаимодействие антиген-антитело).

    Иногда дифференциальная диагностика с другими заболеваниями затруднена, особенно в ситуациях, когда имеется несколько причинных факторов, вызвавших развитие шокового состояния (сочетание различных видов шока и присоединение к ним анафилаксии в ответ на введение какого-либо медикамента).

    Лечение анафилактического шока

    Лечебные мероприятия при анафилактическом шоке направлены на скорейшее устранение нарушений функции жизненно важных органов и систем организма. В первую очередь необходимо устранить контакт с аллергеном (прекратить введение вакцины, лекарственного средства или рентгеноконтрастного вещества, удалить жало осы и т. п.), при необходимости – ограничить венозный отток путем наложения жгута на конечность выше места введения лекарства или ужаления насекомым, а также обколоть это место раствором адреналина и приложить холод. Необходимо восстановить проходимость дыхательных путей (введение воздуховода, срочная интубация трахеи или трахеотомия), обеспечить подачу в легкие чистого кислорода.

    Проводится введение симпатомиметиков (адреналина) подкожно повторно с последующим внутривенным капельным введением до улучшения состояния. При тяжелой форме анафилактического шока внутривенно вводится допамин в индивидуально подобранной дозе. В схему неотложной помощи включаются глюкокортикоиды (преднизолон, дексаметазон, бетаметазона), проводится инфузионная терапия, позволяющая восполнить объем циркулирующей крови, устранить гемоконцентрацию и восстановить приемлемый уровень артериального давления. Симптоматическое лечение включает использование антигистаминных средств, бронхолитиков, диуретиков (по строгим показаниям и после стабилизации АД).

    Стационарное лечение пациентов с анафилактическим шоком проводится в течение 7-10 дней. В дальнейшем необходимо наблюдение для выявления возможных осложнений (поздние аллергические реакции, миокардит, гломерулонефрит и т. д.) и их своевременного лечения.

    Анафилактический шок

    Термином «анафилактический шок» называют неотложное состояние, возникающее при повторных контактах с аллергеном, к которому организм имеет сенсибилизацию (повышенную чувствительность иммунной системы). В результате немедленных реакций с образованием комплексов «аллерген-антитело» запускается каскад тяжелых гемодинамических расстройств, приводящих к резкой гипоксии тканей. Состояние потенциально опасно для жизни, так как резко снижается давление, ткани организма лишаются необходимого им питания и кислорода, что требует оказания первой помощи и последующих реанимационных мероприятий медицинским персоналом Источник:
    Анафилактический шок. Петрова Т.И., Кожевникова С.Л. Практическая медицина №7, 2008. с. 27-31 .

    Причины развития анафилактического шока: формы и виды аллергенов

    Непосредственной причиной развития шока становится попадание в организм человека сенсибилизированного аллергена, на который крайне остро и бурно реагирует иммунная система. При этом первые симптомы и признаки начинают развиваться в течение периода от 30-90 секунд до 60-90 минут (в зависимости от способа проникновения аллергена).

    Аллерген может иметь любую природу, и реакции зависят от генетической предрасположенности организма к анафилаксии. Помимо шока, могут развиваться также крапивница или отек Квинке (реакции этого же типа действия). Наиболее часто анафилактический шок провоцируют:

    • Лекарственные препараты, средства для общего наркоза и местной анестезии, вакцинные препараты, сыворотки, гормональные средства, антибиотики, ферментные препараты. Кроме того, шоковые реакции возможны на введение препаратов для рентгено-контрастного исследования, проведения химиотерапии.
    • Яды жалящих насекомых или змей. Наиболее опасны укусы пчел и шершней, хотя возможны реакции на яд ос, шмелей, муравьев.
    • Аллергены пищевых продуктов. Нередко анафилактические реакции вызывают белковые соединения из продуктов питания из «группы риска»: соя, морепродукты, белок яйца, молоко, арахис. Однако помимо самих продуктов, аллергенными могут быть искусственные добавки, которые попадают в пищу в ходе ее промышленной обработки. Наиболее опасны красители, некоторые консерванты (особенно сульфиты), а также средства, которыми обрабатывают плоды для транспортировки.
    • Латексные изделия. Сок каучукового дерева, из которого производят некоторые латексные изделия, может сенсибилизировать иммунную систему. Опасны медицинские перчатки, шины, различные типы катетеров, презервативы. В некоторых случаях отмечаются перекрестные реакции на экзотические фрукты (киви, авокадо, банан).

    Влияние физических факторов. Редкие варианты анафилактического шока – это влияние экстремальных физических факторов (перегрев, замерзание, высокоинтенсивные нагрузки), провоцирующие образование в организме особых белков, которые провоцируют реакции иммунной системы. Такие реакции чаще бывают не изолированными, а сочетаются с одновременным приемом некоторых видов пищи (морепродукты, курица, орехи, фрукты). По отдельности реакции возникают редко, а сочетание белков может грозить шоком Источник:
    Анафилактический шок: патофизиологические механизмы развития и методы воздействия на этапах оказания медицинской помощи. Хижняк А.А. Медицина неотложных состояний №4, 2007. .

    Механизм и время развития шоковых реакций

    В основе патогенеза анафилактического шока лежит так называемая гиперчувствительность иммунной системы, развивающаяся по немедленному типу (в период от 30 секунд до 60-90 минут).Причем это генерализованная (то есть общая) реакция со стороны всего организма, связанная с выделением большого количества реагинов – иммуноглобулинов типа Е на фоне образования комплекса аллерген-антитело. Реагины стимулируют быстрый выброс в кровь воспалительных медиаторов (веществ, провоцирующих острое воспаление) – особенно гистамина, лейкотриенов, брадикинина и факторов хемотаксиса. Эти вещества влияют на стенки сосудов, состав крови, реакции нервной системы, сердца, пищеварения и кожи.

    Для анафилактического шока характерно резкое снижение тонуса сосудов, что приводит к резкому снижению давления, нарушению кровоснабжения мозга и развитию обморока. Кроме того, возникает острая сердечно-сосудистая недостаточность, спазм гладких мышц в бронхах, что провоцирует еще и недостаточность дыхания. Из-за острой гипоксии страдает работа пищеварения, кожи, органов малого таза, синтез гормонов и функции головного мозга. Без оказания немедленной помощи прогрессирующее течение анафилактического шока может закончиться летальным исходом Источник:
    Anaphylaxis: mechanisms and management. Lee, JK; Vadas, P. Clinical and experimental allergy : journal of the British Society for Allergy and Clinical Immunology № 7, 2011. с. 923—938. .

    Симптомы и признаки анафилактического шока

    По мере развития и в зависимости от пути проникновения аллергена, анафилактический шок имеет особенности проявления симптомов. Так, если это внутривенное введение препаратов, шоковые реакции у сенсибилизированного человека могут развиваться буквально «на кончике иглы», то есть с первых минут введения лекарства. Ингаляционный, подкожный или внутримышечный путь введения, укус насекомых отсрочит реакции на 15-30 минут по мере резорбции препарата в кровь. При попадании аллергена в пищеварительный тракт реакции могут возникать в период примерно 45-90 минут, в зависимости от особенностей пищеварения и всасывания тех или иных продуктов.

    Развитие шока зависит от возраста, особенностей пациента и сенсибилизации к конкретному веществу. Кроме того, течение анафилактического шока зависит от того, какой из органов станет «шоковым», и какая симптоматика будет преобладать в клинике. Наиболее часто поражаются кожные покровы, респираторный тракт, сосуды и сердце, головной мозг.

    Типичны следующие симптомы:

    • резкое снижение давления, сопровождающееся слабостью, обмороком, головокружением, ощущением дурноты;
    • нарушения работы сердца с развитием тахикардии, аритмий, боли за грудиной, страха смерти, участков ишемии миокарда (микроинфаркты);
    • респираторные расстройства – одышка, хрипы, свисты при дыхании, спазм бронхов, асфиксия (удушье);
    • проблемы нервной системы – головная боль, возбуждение, тревога и страх, судороги;
    • непроизвольное отхождение мочи и стула;
    • сыпь на коже, отечность, краснота.

    Стадии развития шока

    Во многом тяжесть состояния и риски для жизни, осложнения будут зависеть от стадии процесса. Выделяется 4 степени тяжести анафилактического шока.

    При первой стадии давление снижается в пределах 40 мм рт. ст., не нарушается сознание, возникает кашель, боль в груди, ощущение жара, беспокойство, кожные высыпания.

    При второй степени давление снижается в пределах 80-60 мм рт. ст. (систолическое) и до 40 мм рт. ст (диастолическое), возникает ощущение страха, кожная сыпь, конъюнктивит, головокружение, затрудненное глотание, проблемы речи, одышка и тяжесть в груди, рвота, нарушается контроль за физиологическими отправлениями.

    При третьей степени давление снижается до 60-40 на 10-0 мм рт. ст. утрачивается сознание, расширяются зрачки, кожа холодеет, покрывается липким потом, возникают судороги, пульс нитевидный.

    При четвертой стадии человек теряет сознание, отсутствуют давлениеи пульс на периферических артериях, нет дыхания и сердечной деятельности, нужны немедленные реанимационные мероприятия.

    Методы диагностики заболевания

    Обычно диагноз ставят клинически, так как нет времени на выполнение лабораторных тестов и дополнительных мероприятий. В дальнейшем, уже в стационаре, проводят полную диагностику, чтобы исключить осложнения.

    Неотложная помощь при анафилактическом шоке: алгоритм

    При оказании доврачебной помощи действия должны быть направлены на устранение влияния аллергена и поддержание жизнедеятельности до прибытия врачей. При подозрении на шок нужно немедленно вызвать скорую помощь, до ее приезда уложить пациента, приподняв ноги выше груди и головы. Если это инъекции, укус насекомого, можно ограничить распространение аллергена при помощи льда, наложения жгута. Если у пациента с собой есть аптечка для противошоковой помощи, нужно использовать автоинжектор с эпинефрином и гормонами и дождаться приезда врачей. Если вы не знаете, что делать, как проводить сердечно-легочную реанимацию, лучше отказаться от каких-либо попыток, чтобы не навредить пациенту.

    Специалисты при анафилактическом шоке применяют ряд медикаментов и немедленно доставляют пациента в стационар, где проводят необходимое лечение. На этапе первой помощи это могут быть подача кислорода, трахеостомия или интубация с выполнением ИВЛ, инъекции адреналина, антигистаминных препаратов, глюкокортикоидов или допамина при тяжелом шоке. Ставится капельница с физраствором, чтоб попытаться повысить давление, и довести пациента до стационара Источник:
    Анафилактический шок: причины, клинические проявления, неотложная терапия, профилактика. Фассахов Р.С., Решетникова И.Д., Войцехович Г.С., Макарова Л.В., Горшунова Н.А. Практическая медицина №3, 2009. с. 25-31 .

    Методы профилактики

    Основные рекомендации для пациентов, которым угрожает анафилактический шок – это полное разобщение с аллергеном. У такого человека должен быть паспорт аллергика и аптечка первой помощи с подробными указаниями по введению необходимых препаратов.

    Источники статьи:

    1. Анафилактический шок: патофизиологические механизмы развития и методы воздействия на этапах оказания медицинской помощи. Хижняк А.А. Медицина неотложных состояний №4, 2007.
    2. Anaphylaxis: mechanisms and management. Lee, JK; Vadas, P. Clinical and experimental allergy : journal of the British Society for Allergy and Clinical Immunology № 7, 2011. с. 923—938.
    3. Анафилактический шок. Современный взгляд. Незабудкин С.Н., Галустян А.Н., Незабудкина А.С., Сардарян И.С., Погорельчук В.В., Рукуйжа М.С. Медицина: теория и практика №4, 2018. с. 143-150
    4. Анафилактический шок: причины, клинические проявления, неотложная терапия, профилактика. Фассахов Р.С., Решетникова И.Д., Войцехович Г.С., Макарова Л.В., Горшунова Н.А. Практическая медицина №3, 2009. с. 25-31
    5. Анафилактический шок. Петрова Т.И., Кожевникова С.Л. Практическая медицина №7, 2008. с. 27-31

    Российский ученый предположил, что жертвы коронавируса умирают не от самого COVID-19

    Москва. 15 апреля. INTERFAX.RU — Ряд ученых во всем мире приходят к выводу, что жертвы коронавируса умирают не от самого COVID-19, а от гипертрофированной реакции на него иммунной системы, сообщил специалист в области иммунологии, физиологии, биофизики, заведующий лабораторией биосовместимых материалов Удмуртского федерального исследовательского центра Уральского отделения РАН, доктор биологических наук, профессор Игорь Меньшиков.

    «Изучение европейского опыта позволяет сделать вывод, что особенность данной вирусной инфекции в том, что у некоторых людей она может вызвать неадекватно высокую реакцию иммунной системы, то есть реакцию гиперчувствительности», — сказал Меньшиков «Интерфаксу». Он уточнил, что у половины инфицированных симптомы не развиваются, но при этом они являются переносчиками инфекции.

    По данным европейских специалистов, у порядка 80% пациентов наблюдаются только легкие симптомы, у оставшегося числа может развиться очень специфический тип пневмонии, поражающий оба легких и вызывающий дыхательную недостаточность. Примерно у 10% пациентов это может привести к летальному исходу.

    Меньшиков отметил, что такая статистика соответствует закону нормального распределения. «Всегда в популяции есть определенный процент людей, реагирующих избыточно, ненормально сильно на те или иные антигены», — сказал он.

    «Можно сделать вывод, что причиной смерти при коронавирусной инфекции является не сам вирус, а реакция иммунной системы на него, которая развивается по типу гиперчувствительности. Новый рекомбинант коронавируса несет такие антигены, которые способны вызывать у части людей такую реакцию», — сообщил Меньшиков, отметив, что такого же мнения придерживается ряд ученых в Европе.

    Зараженных коронавирусом убивает «цитокиновый шторм»

    «Происходит неконтролируемый воспалительный ответ иммунной системы, который вызывает большинство критических состояний и, в конечном итоге, приводит к летальному исходу. Его называют цитокиновым штормом», — добавил он.

    Ученый сравнил это с анафилактическим шоком у аллергиков и отметил, что, как и в случае с аллергией, процент людей, у которых это происходит, «относительно невысокий».

    Меньшиков отметил, что неслучайно в прессе появлялась информация о том, что в некоторых случаях при лечении коронавируса используются препараты, которые обладают иммуноподавляющим действием: «Это делается как раз чтобы снять у чувствительных людей ту острую реакцию, которая у них развивается», — пояснил он.

    При этом собеседник агентства сообщил, что при разработке вакцины от коронавируса могут возникнуть сложности, так как у людей, находящихся в группе риска, на нее может быть такая же реакция.

    «Большее значение будет иметь правильная терапия. В том числе с использованием иммуносупрессантов, которые используются для подавления реакции гиперчувствительности», — подчеркнул он.

    Меньшиков добавил, что пока у ученых нет возможности заранее выявлять предрасположенность организма того или иного человека к такой реакции, для этого нужно проведение соответствующих исследований.

    Укреплять иммунитет «в пожарном порядке» сейчас не стоит

    Ученый предостерег, что если в сложившейся ситуации «в пожарном порядке» начать укреплять свой иммунитет, то можно непроизвольно поместить себя в группу риска.

    «Есть поговорка «Кашу маслом не испортишь». В данной ситуации наоборот — «испортишь». Это очень небезопасно. В наше время стало «модным» повышать свой иммунитет. Именно из-за этого в какой-то мере мы получаем увеличение числа более чувствительных людей, увеличение количества аллергий и других неадекватных иммунных состояний», — сказал он.

    Ученый сообщил также о большой важности соблюдения режима самоизоляции. «Потому что большую роль играет фактор времени, сдерживания, чтобы не было возможности у вируса быстро эволюционировать в ходе эпидемии, повышать свою вирулентность. И с другой стороны, у нас появляется возможность не перезагрузить больницы и выиграть время, чтобы найти адекватные средства терапии и профилактики», — отметил он.

    Меньшиков констатировал, что из-за отсутствия реальной статистики зараженных сложно сделать вывод, сколько времени для этого потребуется.

    Ученый не ожидает скачка смертности среди заразившихся

    Судя по доступной информации, навряд ли следует ждать значительного роста заболеваний со смертельным исходом среди инфицированных, считает эксперт. «Накапливающийся мировой опыт в терапии (зараженных — ИФ) коронавирусной инфекцией, проводимые санитарно-эпидемиологические мероприятия обеспечат нормализацию обстановки. Во многих странах есть уже тенденция выхода на плато (эпидемии — ИФ), а значит потом будет спад», — подчеркнул он.

    При этом ученый отметил, что сам вирус останется: «Человечество с COVID-19 уже навсегда, как и со многими другими вирусами».

    Он сообщил, что для того чтобы уберечься от коронавируса, необходимо, кроме уменьшения контактов, соблюдать обычные санитарно-гигиенические нормы. «Это должно быть частью нашей культуры — дезинфекция, вакцинопрофилактика, соблюдение личной гигиены. Ничего сложного, это элементарные, простые вещи. Но люди стали забывать об этом», — сказал Меньшиков.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector